AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Categories:

Берлинская операция

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция Советской армии, вошедшая в Книгу рекордов Гиннесса как самое крупное сражение в истории. С обеих сторон в нем участвовали около 3,5 миллиона человек, 52 тысячи орудий и минометов, 7750 танков, почти 11 тысяч самолетов.




Штурм вели восемь общевойсковых и четыре танковые армии 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов под командованием маршалов Георгия Жукова и Ивана Конева, 18-я воздушная армия дальнего действия маршала авиации Александра Голованова и переброшенные в Одер корабли Днепровской военной флотилии.

В общей сложности советская группировка насчитывала 1,9 миллиона человек, 6250 танков, 41 600 орудий и минометов, более 7500 самолетов, плюс 156 тысяч военнослужащих Войска Польского (польский флаг стал единственным, поднятым над поверженным Берлином наряду с советским).
Ширина участка наступления составляла порядка 300 километров. На направлении главного удара находился 1-й Белорусский фронт, которому и предстояло овладеть Берлином.

Операция длилась до 2 мая (по оценкам некоторых военных специалистов, до капитуляции Германии).
Безвозвратные потери СССР составили 78291 человек, 1997 танков, 2108 орудий, 917 самолетов, Войска Польского - 2825 человек.

По интенсивности среднесуточных потерь Берлинская операция превзошла сражение на Курской дуге.
1-й Белорусский фронт утратил 20% личного состава и 30% бронетехники.


Германия потеряла порядка ста тысяч человек убитыми в ходе всей операции, в том числе 22 тысячи непосредственно в городе. 480 тысяч военнослужащих были пленены, около 400 тысяч отступили на запад и сдались союзникам, включая 17 тысяч человек, с боями вырвавшихся из окруженного города.

Военный историк Марк Солонин указывает, что, вопреки распространенному мнению, будто в 1945 году ничего существенного, кроме Берлинской операции, на фронте не происходило, советские потери в ней составили менее 10% общих потерь за январь-май (801 тысяча человек). Самые продолжительные и ожесточенные бои имели место в Восточной Пруссии и на балтийском побережье.

До ноября 1944 года 1-й Белорусский фронт, которому по географическому расположению предстояло занять Берлин, возглавлял Константин Рокоссовский.

По заслугам и полководческому таланту он имел полное право претендовать на часть взятия вражеской столицы, однако Сталин заменил его Георгием Жуковым, а Рокоссовского направил на 2-й Белорусский фронт - очищать побережье Балтики.

Рокоссовский не удержался и спросил Верховного, за что ему такая немилость. Сталин ограничился формальным ответом, что участок, на который он переводит его, не менее важен.

Историки видят подлинную причину в том, что Рокоссовский был этническим поляком.
Ревность между советскими военачальниками имела место и непосредственно в ходе Берлинской операции.


20 апреля, когда части 1-го Украинского фронта начали продвигаться успешнее, чем войска 1-го Белорусского, и возникла возможность, что именно они первыми ворвутся в город, Жуков приказал командующему 2-й танковой армией Семену Богданову: "Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе".

Конев был еще откровеннее. "Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми", - написал он 20 апреля командующим 3-й и 4-й танковыми армиями.
28 апреля Жуков пожаловался Сталину, что войска Конева заняли ряд кварталов Берлина, по первоначальному плану относившихся к его зоне ответственности, и Верховный приказал частям 1-го Украинского фронта отдать только что занятую с боями территорию.
Отношения между Жуковым и Коневым остались напряженными до конца жизни. По свидетельству кинорежиссера Григория Чухрая, вскоре после взятия Берлина между ними дело дошло до драки.
Недовольство Жукова темпами продвижения было таково, что 17 апреля он запретил впредь до особого распоряжения выдавать танкистам водку, а многие генералы получили от него выговоры и предупреждения о неполном служебном соответствии.

Особые претензии имелись к дальней бомбардировочной авиации, неоднократно наносившей удары по своим. 19 апреля летчики Голованова по ошибке разбомбили штаб Катукова, убили 60 человек, сожгли семь танков и 40 автомашин.

По словам начальника штаба 3-й танковой армии генерала Бахметьева, "пришлось просить маршала Конева, чтобы не было никакой авиации".

Тем не менее, 20 апреля Берлин был впервые обстрелян из дальнобойных орудий, что стало своеобразным "подарком" к дню рождения Гитлера. В этот день фюрер объявил о своем решении умереть в Берлине.
"Я разделю судьбу моих солдат и приму смерть в бою. Даже если мы не сможем победить, мы повлечем за собой в небытие половину мира", - заявил он окружению.

На следующий день части 26-го гвардейского и 32-го стрелковых корпусов дошли до окраин Берлина и установили первое советское знамя на территории города. "Уже 24 апреля я убедился, что оборонять Берлин невозможно и с военной точки зрения бессмысленно, так как для этого немецкое командование не располагало достаточными силами", - писал позже генерал Гельмут Вейдлинг.

22 апреля Гитлер приказал снять с Западного фронта и перебросить в Берлин 12-ю армию генерала Венка. В ее штаб вылетел фельдмаршал Кейтель.

Вечером того же дня советские войска замкнули вокруг Берлина двойное кольцо окружения. Тем не менее, Гитлер продолжал бредить "армией Венка" до последних часов жизни. Последнее подкрепление - батальон курсантов военно-морского училища из Ростока - прибыло в Берлин на транспортных самолетах 26 апреля.

23 апреля немцы предприняли последнюю относительно успешную контратаку: временно продвинулись на 20 километров на стыке 52-й армии 1-го Украинского фронта и 2-й армии Войска Польского.

23 апреля Гитлер, находившийся в состоянии, близком к помешательству, приказал расстрелять "за трусость" командира 56-го танкового корпуса генерала Гельмута Вейдлинга. Тот добился аудиенции у фюрера, в ходе которой тот не только сохранил ему жизнь, но и назначил комендантом Берлина.

"Лучше бы меня расстреляли", - сказал Вейдлинг, выйдя из кабинета. Задним числом можно сказать, что он был прав. Попав в советский плен, Вейдлинг провел 10 лет во Владимирской тюрьме особого назначения, где и умер в возрасте 64 лет.

25 апреля начались бои в самом Берлине. К этому времени в городе у немцев не осталось ни одного цельного соединения, а численность защитников составляла 44 тысячи человек.

С советской стороны непосредственно в штурме Берлина участвовали 464 тысячи человек и 1500 танков.
Для ведения уличных боев советское командование создало штурмовые группы в составе взвода пехоты, двух-четырех орудий, одного-двух танков.

29 апреля Кейтель направил Гитлеру телеграмму: "Считаю безнадежными попытки деблокировать Берлин", еще раз предложив фюреру попытаться вылететь на самолете в южную Германию.

К 30 апреля в руках немцев остался только правительственный квартал Тиргартен. В 21:30 части 150-й стрелковой дивизии генерал-майора Шатилова и 171-й стрелковой дивизии полковника Негоды подошли к рейхстагу.
Дальнейшие бои правильнее было бы называть зачисткой, но полностью овладеть городом к 1 мая тоже не удалось.

В ночь на 1 мая начальник германского генштаба Ганс Кребс явился в штаб 8-й гвардейской армии Чуйкова и предложил заключить перемирие, но Сталин потребовал безоговорочной сдачи. Новоиспеченный рейхсканцлер Геббельс и Кребс покончили с собой.

Гарнизон рейхстага окончательно капитулировал только в ночь на 2 мая.

В 6 утра 2 мая генерал Вейдлинг сдался в плен в районе Потсдамского моста. Через час подписанный им приказ о капитуляции был доведен до продолжавших сопротивляться германских солдат через громкоговорители.

Немцы дрались в Берлине до последнего, особенно эсэсовцы и подростки-фольксштурмовцы с промытыми пропагандой мозгами. Фольксштурмовцы имели 42 тысячи винтовок на 60 тысяч человек и по пять патронов на каждую винтовку и даже не были поставлены на котловое довольствие, а, будучи в основном жителями Берлина, питались дома чем придется.

До двух третей личного состава эсэсовских частей составляли иностранцы - фанатичные нацисты, сознательно выбравшие службу Гитлеру. Последним человеком, 29 апреля получившим в рейхе Рыцарский крест, был не немец, а француз Эжен Вало.

Не так обстояло дело в политическом и военном руководстве. Историк Анатолий Пономаренко приводит многочисленные примеры стратегических ошибок, развала управления и чувства безнадежности, облегчивших советской армии взятие Берлина. С некоторых пор самообман сделался главным прибежищем фюрера.
Из-за упрямства Гитлера немцы обороняли собственную столицу сравнительно небольшими силами, тогда как 1,2 миллиона человек до конца оставались и сдались в плен в Чехии, миллион в Северной Италии, 350 тысяч в Норвегии, 250 тысяч в Курляндии.

Командующий генерал Хайнрици откровенно заботился об одном: отвести как можно больше частей на запад, так что Кейтель 29 апреля предложил ему застрелиться, чего Хайнрици делать не стал.

Обергруппенфюрер СС Феликс Штайнер 27 апреля не выполнил приказ идти на разблокирование Берлина и увел свою группировку в американский плен.

Отвечавший за инженерную сторону обороны министр вооружений Альберт Шпеер не смог предотвратить затопление по приказу Гитлера берлинского метро, но спас от уничтожения 120 из 248 городских мостов.


Отсюда


* * *





Tags: Вторая мировая война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments