AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Ах, Самара-городок ...

Сегодня годовщина славной даты в истории города Самары, сообщает агентство РИА "Новости":

В этот день 240 лет назад, 24 декабря 1773 года под звон колоколов в Cамарский край вступили войска Емельяна Пугачева. Спустя сутки Самара стала первым в России крупным городом, перешедшим на сторону "истинного императора России Петра III".

Рассказывает Профессор Самарского госуниверситета Юрий Смирново в статье "Самарское рождество 1773 года", посвященной "пугачевщине".

Самара в то время была небольшим городом, но играла важную роль в развитии торговли, ремесел и промыслов на средней Волге и в Степном Заволжье. Она еще сохраняла значение военной пограничной крепости, но в административном отношении была понижена рангом с уездного до "заштатного" города.
Самара быстро узнала весть о восстании, которое охватило Яик и Оренбург: до мест, где бунтовали пугачевцы, по прямым степным дорогам, используемым для курьерской связи, путь был сравнительно недалекий.

К тому же не только городская беднота, но и посадские люди, и казачество, имевшее торговые и родственные связи с бунтующими, симпатизировали повстанцам и не желали помогать правительственным войскам.

Поэтому Балахонцев запаниковал, когда узнал о разгроме Чернышева пугачевцами во второй половине ноября. И когда 12 декабря самарский магистрат отказался предоставить коменданту 60 вооруженных человек для защиты города в случае нападения повстанцев, он окончательно убедился, что симпатии горожан на стороне пугачевцев. Военные подкрепления от правительства, на которые так надеялся Балахонцев, все не приходили.

Первые два месяца восстания никак не отразились на Самаре. Но коменданту города И.К. Балахонцеву было из-за чего переживать: большая часть гарнизонных войск, которые должны были охранять самарские рубежи, ушла в поход с карательной командой полковника Чернышева против Пугачева. В Самаре осталось около 60 солдат и казаков, преимущественно больных, пожилых и малолетних. В городе имелись пушки, но при них не было ни одного канонира.

"Известно, например, что близкий сподвижник Пугачева, депутат оренбургских казаков в Уложенной комиссии 1767–1768 годов Подуров писал уверительное письмо о самозванце к самарскому бургомистру Ивану Халевину, своему двоюродному брату", — пишет Смирнов.

Пугачевцы к концу декабря взяли под контроль практически все территории, прилегавшие к Самаре. На их сторону переходили казаки, гарнизонные войска. Сам Пугачев не собирался брать Самару. Более того, отряду Ильи Арапова, пугачевского атамана, который действовал на самарской линии и захватил большинство крепостей, был дан приказ двигаться на север в сторону Казанской губернии, откуда приближались карательные войска правительства. Однако гонцы из находящегося рядом с Самарой Алексеевска сообщили Арапову, что город готов перейти на сторону бунтовщиков и гарнизон в нем слабый. Поэтому, вопреки указанию Пугачева, Арапов все-таки решил занять Самару.
Утром 24 декабря, желая проверить готовность самарцев к обороне города, власти забили в колокола, извещая о тревоге. Но горожане явились на зов без оружия. Собравшись на городском валу, они смотрели в степные дали в ожидании пугачевцев.

Вечером в тот же день повстанцы послали к Балахонцеву его знакомого, купца Антона Короткова из Алексеевска. Тот сообщил коменданту, что в город явилось 400 повстанцев с пушками. По словам Короткова, отряд ожидал пополнения в 200 человек, чтобы двинуться на Самару. Позже выяснилось, что данные купца сильно преувеличены: у повстанцев было около двухсот человек и две пушки. Но Балахонцев так перепугался, что в шестом часу утра 25 декабря, не сообщив жителям и остаткам гарнизона, прихватил команду волжских казаков, нескольких солдат и бежал из города.

Атаман Арапов с войском занял Алексеевск накануне ночью 23 декабря и без боя взял крепости между Бузулуком и Самарой. Сутками раньше передовые разъезды его отряда вошли в самарский пригород, опечатали кабак и соляной амбар, выдержали стычку с разведчиками Балахонцева. 24 декабря в церкви был отслужен молебен и собравшимся Алексеевским жителям были зачитаны манифест о восшествии на престол Петра III и распоряжения о наборе добровольцев в повстанческую армию и поставке в нее сукна, холста и рукавиц.

По тому же сценарию проходил захват Самары 25 декабря: город не стал оказывать сопротивления. Горожане встречали вооруженных казаков и крестьян с калачами, а священники, оставив службу, с поднятыми крестами и образами выходили на улицу и присоединялись к шествию под духовные песнопения и перезвон колоколов.

Во время пребывания в Самаре пугачевцы разграбили дома помещиков, отменили оброк, наложенный на рыбную ловлю, и бесплатно раздавали горожанам соль, хранившуюся на казенных складах, по пять фунтов на человека. Все это только укрепило симпатии горожан к повстанцам. А 120 человек из находившихся в городе ссыльных добровольно пополнили ряды восставших.

Относительно спокойная жизнь при "новом царе" в Самаре продолжалась до утра 29 декабря, когда к городу с противоположного берега Волги от села Рождественского по льду подошел карательный отряд правительственных войск во главе с майором Карлом Муфелем. Он превосходил пугачевцев численностью (500 человек) и силой – в состав отряда входили опытные пехотинцы и кавалеристы, удара которых не могли выдержать плохо вооруженные (не у всех было огнестрельное оружие), не обученные боевому делу повстанцы.

Тем не менее пугачевцы и поддержавшие их самарцы яростно сопротивлялись и понесли большие потери. Точное число погибших посчитать было трудно: тела одних сразу забрали и похоронили родственники, других занесло метелью, и отыскать их удалось лишь в апреле, когда сошел снег.

Пугачевцы во главе с Араповым потерпели полное поражение и отступили к Алексеевску. А правительственные войска, войдя в Самару, умертвили ряд повстанцев, взяли 200 пленных и всю артиллерию.

"Арестованных отправили на допрос в Секретную комиссию, которая вела следствие по поводу восстания. Следствием в Самаре руководил Гаврила Державин – тот самый, который позже прославился как знаменитый русский поэт и первый в России министр юстиции. По итогам следствия было решено наказать тех, кто по долгу службы должен был отвечать за порядок в городе. Многих священников отправили на покаяние в монастыри, отстранили от приходской службы, а нескольких человек выпороли

Арапов еще в период правления Самарой обещал ее жителям за то, что они перешли на сторону "истинного императора", создать отдельную губернию и сделать город ее центром (в то время Самара входила в состав Оренбургской губернии). Такое обещание было сделано в истории города впервые, но выполнять его уже было некому: атаман погиб в бою у Татищевой крепости 22 марта 1774 года.

Самара была усмирена публичными арестами и экзекуциями, но власти города долгое время не чувствовали себя спокойно, пока 17 октября 1774 года в городе не было получено и не опубликовано сообщение о поимке Емельяна Пугачева.

Tags: Самара
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments