AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Categories:

Френсис Дрейк. Новелла пятая. В Тихом океане


     Дрейк плыл через Атлантический океан пятьдесят четыре дня. При этом ему очень помог захваченный в самом начале путешествия португальский лоцман по имени Де Сильва, так как путь к бразильским берегам был тогда мало знаком англичанам. За время пути Дрейк сблизился да Силвой, с которым проводил много времени над картами и в беседах. Во время путешествия Дрейк также внимательно присматривался к экипажам кораблей, не гнушаясь при этом и сплетнями, благодаря которым он в частности узнал, что его старый друг Том Доути имел во время месячной стоянки на Темзе тайную беседу с противником путешествия лордом Бэгли, что вызвало у него подозрение в отношении Доути. Также у Дрейка возникли  подозрения по отношению капитана судна «Елизавета» – Уинтера, который был сыном одного из пайщиков и который был навязан ему компаньонами в члены экспедиции помимо его воли. Так например, когда эскадра находилась у берегов Патагонии с их холодом, туманами и дождями, Дрейку донесли, что Уинтер сказал своему кормчему: «Если бы я знал раньше, что так выглядит Александрия, предпочел бы, чтобы меня избили кнутом за дезертирство». Эта была шутка Уинтера, так как он с самого начала точно знал, куда идет эскадра Дрейка, но Дрейк эти слова одного из своих капитанов хорошенько запомнил, так как он не любил сомнительных шуток.

  

    20 июля 1578 года путешественники увидели знак, оставленный еще Магелланом на том месте, где он подавил бунт и расправился с недовольными, неподалеку нашли человеческие кости. Тут Дрейк также объявил, что раскрыл заговор, хотя до сих пор доподлинно не известно, существовал ли заговор на самом деле, или Дрейк его придумал, чтобы хорошенько припугнуть некоторых недовольных членов своей команды. Том Доути – друг Дрейка, был обвиненный в измене, состоялся суд, и Том Доути был обезглавлен тут же на берегу. Историкам известны трогательные детали суда и казни, когда Дрейк и Доути, преклонив колена, получили отпущение грехов, обнялись и Доути отдал себя в руки палача. После этого сурового суда Дрейк надеялся, что больше никто из капитанов не посмеет вести себя самостоятельно. Но как оказалось, он ошибся.

   20 августа показался вход в Магелланов пролив, и корабли осторожно поползли меж мрачных, извилистых берегов. Дрейк искал могучее течение, увлекающее корабли из Атлантического океана в Тихий. Течения не было: оно было придумано испанцами, чтобы отпугнуть конкурентов.

    «Мы видели огни, выходящие из земли, и птиц, которые не умеют летать»,— записывал в своем дневнике прижившийся на «Золотой лани» да Силва. Этот дневник, как и воспоминания другого участника путешествия, Флетчера, служит основным источником сведений об экспедиции Дрейка. Сам Дрейк в отличие от многих знаменитых пиратов и путешественников ничего о своих приключениях не написал.
  
    Посреди Магелланова пролива Дрейк приказал пристать к берегу, срубить дерево и положить его в трюм, чтобы привезти королеве Англии как доказательство того, что он прошел пролив. Затем Дрейк высадился на один из островов в проливе и объявил его собственностью королевы.

    7 сентября 1578 года первые английские корабли прошли Магелланов пролив, и сейчас же для Дрейка и его спутников начались суровые испытания. Через два дня после того, как корабли вышли в Тихий океан, налетела буря. Три не ели корабли несло на юг. Сквозь туман и струи ливня Дрейк увидел скалы — возможно, мыс Горн, но так до конца дней и не узнал, что был близ южной оконечности материка.

    Наконец шторм немного утих. Показались какие-то острова, на которых нашлась пресная вода. Корабли, все еще державшиеся вместе, снова взяли курс на север. Однако, как только они поравнялись с Магеллановым проливом, начался новый шторм. 30 сентября большие корабли потеряли из виду малютку «Мэриголд», которую занесло в Магелланов пролив. Она погибла на рифах, и никто с нее не спасся. В ту ночь пропала и «Елизавета». Прождав ее несколько дней, Дрейк приказал идти на север. Так «Золотая лань» осталась одна.

   Судьба «Елизаветы» известна в подробностях, так как на ее борту также оказался «писатель» — матрос Эдвард Клифф.

   «Елизавета» укрылась в Магеллановом проливе и два дня стояла на якоре. Капитан Уинтер приказал зажечь на берегу большие костры, чтобы дать знак «Золотой лани». Затем, так как погода все еще была неустойчивой, Уинтер приказал перевести «Елизавету» поглубже в пролив, где она простояла еще неделю. Матросы разбрелись по берегу в поисках пищи, собирали раковины и пытались ловить рыбу в холодной воде. На Огненной Земле как раз наступала весна, но моряки не ждали ее. Они думали, что в октябре будет холоднее, чем в сентябре,— законы Южного полушария были им еще не знакомы.

   Казалось бы, ничто не мешало Уинтеру отправиться к месту встречи у берегов Чили, однако он  продолжал стоять на якоре. По вечерам Уинтер собирал матросов и читал им вслух описание путешествия Магеллана, особенно те главы, в которых рассказывалось, как цинга косила матросов и как долог был путь через Тихий океан. Матросы поняли, что капитан стремится домой. Как пишет Клифф, «мы покинули стоянку 1 ноября, прекратив наше путешествие, поддавшись уговорам мистера Уинтера и против воли прочих моряков».

   После долгих приключений Уинтер в июне 1579 года привел свой корабль в Англию, где был отдан под суд за то, что покинул адмирала. Не помогла и добыча, привезенная Уинтером, нападавшим на обратном пути на торговые суда. Его приговорили к повешению. Правда, с приведением приговора в исполнение медлили до тех пор, пока не вернулся Дрейк. Дрейк, торжествующий и великодушный, подарил ему жизнь.
 

Tags: Френсис Дрейк, пиратство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments