AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Никогда не говори: никогда

На официальном сайте партии "Едина Россия" было размещено сообщение, что "во вторник, 22 октября, депутат Государственной Думы, секретарь Калининградского регионального отделения «Единой России» Андрей Колесник, поздравляя на «десятиминутке» во время пленарного заседания нижней палаты парламента с Днем рождения российский Военно-морской флот", который страна отмечала 20 октября, заявил, что "Военно-морской флот России за всю свою историю ни разу не сдавался врагу".


Я, конечно, понимаю патриотические чувства депутата Колесника, однако, к сожалению, должен констатировать, что он ошибся. Связано это по-видимому с тем, что часто лучше всего помнят о победах, о них много пишут в учебниках истории, а о поражениях, особенно бесславных, быстро забывают. А жаль, потому что настоящие победы рождаются всегда из правильных уроков, полученных в том числе и из анализа причин поражениях. Победить раз и навсегда, как известно, нельзя, побеждать всегда приходится снова и заново. И потому, всегда полезно помнить не только о славных победах, но и о поражениях. А уж тем более лучше всегда придерживаться правила "Никогда не говори: никогда".

Что же касается конкретного примера, то вот что написано в книге Джеймса Александера "Россия глазами иностранца"//М.: АГРАФ, 2008. ISBN 978-5-7784-0352-9. стр. 201:

Между тем адмирал Грейг отдал приказ капитану Стройникову, командиру нового сорокачетырехпушечного фрегата "Рафаил", отправиться к Тробзону и патрулировать эту часть азиатского побережья.
При свежем ветре "Рафаил" поднял паруса и отбыл из Сизопольской бухты, но из-за какой-то ошибки зашел слишком далеко в южном направлении. В четыре часа утра "Рафаил" очутился близ Пендерекли; в это время матрос на салинге доложил, что видит турецкий флот. Стройников немедленно отдал приказ сменить курс, на фрегате подняли все паруса. В этот момент ветер был слишком слаб, к тому же корабль шел против сильного встречного течения, поэтому Рафаил» двигался очень медленно. Турки постепенно приближались, поскольку их суда (благодаря периодическому кренгованию в константинопольских доках) имеют более высокие мореходные качества.

В два часа дня «Рафаил» был уже на расстоянии выстрела от турецких кораблей — настал критический момент. «Рафаил» оказался зажатым между скалистым берегом и турецким флотом.

Капитан Стройников созвал военный совет. Он напомнил своим офицерам, что устав русского флота не позволяет капитану даже при огромном преимуществе неприятеля сдавать корабль: он должен сражаться до тех пор, пока остается на плаву.

Если же капитан спустит флаг и после плена вернется в Россию, там его ждет позорная смерть. Капитан решил сражаться до конца и погибнуть вместе со своим кораблем. Стройников выразил надежду, что другие офицеры последуют его примеру. К чести офицеров «Рафаила», большинство согласились со Стройниковым, но среди них нашлась трусливая душа, помощник капитана, который наотрез отказался сражаться. Он отправился к матросам и, указывая на грозные ряды открытых орудийных люков трехпалубного корабля Капитан-паши и канониров в тюрбанах, стоящих с зажженными фитилями, закричал:

- Братцы, наш капитан — дурак. Какой смысл сражаться? Если не хотите взлететь на воздух, сдавайтесь вместе со мной!

Из отзывов о капитане Стройникове, равно как и из наших с ним последующих бесед, я сделал вывод, что это достаточно мужественный человек, но в данном случае ему на хватило решимости. Стройникову следовало пристрелить помощника или выбросить его за борт, но он не сделал ни того, ни другого. Увидев, что команда поддается малодушным уговорам, капитан покинул палубу, спустился в каюту, выпил стакан вина и лег на койку, ожидая развязки.

Турецкие корабли подошли к «Рафаилу» еще ближе, с борта флагмана Капитан-паши раздался крик по-русски:

- Сдавайтесь немедленно, или мы открываем огонь! Помощник капитана взял рупор:

- Каковы условия сдачи?

- Вам сохранят жизнь!

- Отправят ли нас в Россию при первой возможности? -Да.

- Мы сдаемся, корабль - ваш!

Тут же к «Рафаилу» устремились шлюпки, турки перебрались на русский фрегат, а русские офицеры и матросы были подняты на борт турецкого флагмана*.

Когда эскадра капитана Скаловского вернулась из экспедиции к Пендерекли, адмирал Грейг, узнав, что у устья Босфора не осталось ни единого русского судна, страшно разгневался. Главнокомандующий флотом высказал свои претензии Скаловскому и, не ведая, что турецкий флот уже вышел в Черное море, отправил к Босфору быстроходный фрегат «Штандарт» и два брига -«Меркурий» и «Орфей». Остальные русские корабли пошли следом за разведчиками в надежде дать сражение турецкому адмиралу.
--------------------------------------------------------------------------
* Когда император узнал, что его новый фрегат сдан без единого выстрела, он был потрясен и приказал в случае захвата этого корабля русскими уничтожить его, дабы исчезла сама память о позоре русского флота. Капитана Стройникова разжаловали в матросы.
Tags: историческая память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments