AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Из старого путеводителя по Ташкенту 1937 года. Часть I

Весьма интересное чтение. Для меня во всяком случае


От издательства

Приступая к изданию настоящего путеводителя по гор. Ташкенту, мы имеем ввиду облегчить пользование новой картой города и, одновременно, дать элементарные сведения о столице Узбекистана.

Облик Ташкента за последние годы совершенно изменился. Под повседневным руководством ЦК KП(б)Уз, правительства Узбекистана и ташкентского городского комитета партии широко проводятся коренная реконструкция города, и уже сейчас он превратился в крупнейший политический, индустриальный, культурный и административный центр республики. Однако, мы еще находимся на первом  этапе реконструкции.

Основные мероприятия по строительству нашей столицы должны быть проведены в ближайшие годы, но и сейчас всякий, попавший в Ташкент, не легко ориентируется в нем.

Идя навстречу назревшей потребности мы решили издать настоящий путеводитель, считая его далеко не полным и временным.

Мы обращаемся с просьбой ко всем учреждениям и лицам не отказать в любезности сообщит нам в редакцию путеводителя (Упр. Благоустройства Ташсовета, Ленинская 19) о всех замечаниях, ошибках, неточностях, пропусках, чтобы иметь возможность все это использовать при повторном издании.
__________

Ташкент в прошлом и настоящем.
(Краткий исторический очерк)

Ташкент — один из древнейших городов Средней Азии. Об его возникновении существует много легенд.


Одни связывают его основание с мифическим батырем но имени Таш. Другие, с легендарным турко-монгольским предводителем Огуз-Ханом. Наконец, третьи с героями Фирдоуси, „Шах-Наме",— Афросиябом и Кайкавусом. При этом указывают, что „Арк" или „Шахнишин—Тепе" („Холм — жилище Шаха") — это именно тот холм, на котором стоял дворец Афросияба. Впоследствии холм исчез, но такое название долго существовало в бывшем старом городе. Далее, указывают, что покоритель Турана, Кайкавус, прорыл в городе магистральный арык, существующий до сих пор под названием „Калькауз".

Споры о времени возникновения города, а также о древнем наименовании его до сих пор не разрешены окончательно. Полагают, что он существует свыше двух тысяч лет, на протяжении которых он носил разные названия. Он называло согдийским „Чач", арабским „Шаш", персидским „Бинкент", „Таджикент" и пр. Название „Ташкент" впервые упоминается у арабского историк, Аль-Буруни в XI веке.

Древний город Ташкент находился на берегу Чирчика в сорока километрах от нынешнего города. Постигшая затем его катастрофа заставила жителей переселиться на территорию нынешнего города. История точно не указывает, когда произошла эта катастрофа. Во всяком случае, это было задолго до прихода сюда завоевателей, арабов. Об этом свидетельствует протекающий в нынешнем городе арык Боз-Су, реконструированный уже калифом Мутасии Белдахе в 833 году. Развалины древнего Ташкента до сих нор сохранились на берегу Чирчика и носят название „Иски Ташкент".
Из исторических памятников времен арабов в городе сохранилась мечеть Хасте Имам, в. которой покоился прах первого насадителя Ислама н Ташкенте, Абубекра-Бен-Исмаил Кафали-Шашского (умер в 926 г. нашей эры).

В начале XIII века на Среднюю Азию надвинулись грозные войска Тимучина-Чингиз-хана. Войсками Чингиза Ташкент был взят, и в 1227 г., вместе со всей Средней Азией, передан в удел „хранителя монгольских кочевых традиций„ — Чагатая Мрачного.

Вплоть до XV века Ташкент был известен, как торговый город. С середины XV века выросло и его политическое значение. В это время в Ташкенте восседал своеобразный среднеазиатский „кардинал Ришелье" –популярный в свое время шейх Ахпар-Вали. Медресе его имени является вторым по древности историческим памятником в Ташкенте.

Вплоть до прихода в Среднюю Азию царских колонизаторов, Ташкент являлся постоянным яблоком раздора между бухарским эмиратом, кокандским ханством и степными кочевниками. Каждая пядь города, по описанию историков, обагрена кровью ташкентцев. При всяком переходе власти к новому завоевателю жители истреблялись десятками тысяч.
Так, в 1613 г. Ташкент был осажден бухарским эмиром Иманкул-ханом. Взяв город, он устроил там поголовную резню жителей. „Гибель была неизбежнее самой смерти",— рассказывает историк того времени.— „куда ни пойдешь, смерть была еще ближе. И столетних старцев на базаре смерти ценили одинаково с годовалыми детьми".

В конце XVII столетия Ташкентом овладели киргизказахские ханы. Немного позже, в 1723 г., город был взят калмыкскими ханами. Один из холмов в 15 километрах от Ташкента до сих нор еще носит название „Калмак чиккан" — что значит— „Калмыки вышли".

В конце XVIII века Ташкент освободился от завоевателей и провозгласил самостоятельное ханство. Город в ту пору состоял из четырех частей: Сибзарскои, Шейхантаурской, Кукчинской и Бешагачекой. В каждой части сидели отдельные правители, поставленные казахским ханом. Это время известно в истории, как эпоха „Чор хаким" — „четырех правителей". На стыке четырех частей помещался базар.

Между правителями происходили постоянные междоусобия. Бои разгорались у базара, на Джангохе, который находился на месте нынешнего парка им. Икрамова. („Джиан-го" в переводе означает „место битвы").

Правителем Шейхантаурской части был некий Юнус-Ходжа. Он отыскал хорошего мастера – кузнеца и изготовил при его помощи пушку „зан-бурак". В один из базарных дней, во время обычных боев на Джангохе, Юнус-Ходжа выстрелил из пушки. Перепуганный летописец говорит, что «после каждого выстрела взлетали на воздух оторванные части человеческого тела. Народ в смятеньи и ужасе убегал в разные стороны и приходил и изумление от никогда невиданного орудия. Некоторые умирали от страха на месте».

Паника была так велика, что три остальных правителя поспешно удрали из Ташкента. Тогда Юнус-Ходжа разослал по всему городу глашатаев, которые после барабанного бои кричали: „Чьи времена? Чьи времена? Так знайте, что настали времена Юнус-Ходжи!"

Юнус стал править городом самостоятельно. Жестокий к населению, трусливый перед врагом и развратный в жизни таков портрет этого хана, сохранившийся в народных песнях.

Но просуществовал ташкентский хан всего около 20 лет. В I810 году он был разбит на голову кокандским правителем — Алим-ханом. Ни место одного тирана явился другой, еще более жестокий. По приказу Алим-хан была организована в Ташкенте жесточайшая резня. Недаром этот хан получил от своих подданных прозвище „Шир гаран" — „Лютый тигр", и „Алим-Залим" — „Алим жестокий".

Дальше Ташкент переходил то к кокандскому ханству, то к бухарскому эмирату. Это длилось вплоть до вторжения царских войск в Среднюю Азию.

Описание Ташкента начала XIX века дали посланцы Павла I — Поспелов и Бурнашев. Как известно, Павел I предполагал совместно с Наполеоном Бонапартом совершить поход на Индию. Посланные для изучения дороги для будущего похода Поспелов и Бурняшев доложили царю:

„Ташкент обнесен стеной, имеющей в высоту 25, в толщину сверху — 3, а снизу — 5 футов. В окружности 18 верст. На случай выхода из города сделаны шесть деревянных ворот, к коим в ночное время ставится караул. Но нет ни рва, ни другого извне укрепления. Во всем городе, полагать можно, – домой около десяти тысяч, жителей мужского пола – сорок тысяч". (Другие путешественники того же времени указывают, что в городе было 12 ворот и до 20 тысяч домов).
К сказанному можно добавить, что на ночь улицы перегораживались цепями, махалля запирались на ворота и жизнь прекращалась. А утром, под надзором раисов (духовных блюстителей порядка), народ должен был молиться установленное количество раз, становиться на колени при виде хана и бесплатно обслуживать его двор.
Ташкент, подобно Москве, развивался по классическому типу азиатских городов. Названия улиц и махалля старого Ташкента ярко рисуют былую жизнь города. Часть улиц получила название по цеховым признакам. Имеется квартал „касабон" (мясницкая), „улица Мирганчи" (Стрелецкая слобода), „Кукчи" (Сокольники). Далее идут как и в Москве Поварская, Кузнецкая и проч.

По аналогии с названиями улиц, происходящими в Москве от церковных названий: Варваркой, Софийкой и др., в Ташкенте есть улицы Ак-масджид, Хатын-масджид, Хышт-масджид и проч. Подобно московской Немецкой слободе здесь раскинулись слободы Кашгар, Таджик, Могол и другие.

Аналогия, с Москвой идет дальше: подобно Кабанихину переулку и др., прозванным по поводу каких то происшествий, здесь имеются улицы Падаркуш (отцеубийца), Ходжа-Тарашкан (исковеркованное от фразы — „Ходжа и таразу шикан" что означает „Ходжа с разбитыми весами" (Джангок) (место битвы), и т. д. Прототипом сантиментального московского „Лизина пруда" сохранилась в Ташкенте улица „Айрылмш" – место расставания, расхождения).


* * *


Российский империализм начал продвигаться к Средней Азии с начала XVIII века. Шаг за шагом царские войска шли на юг от Оренбурга и во второй половине столетия очутились у берегов Арала и Балхаша.

Первым крупным городом, ставшим под удар колонизаторов, был Ташкент. После неоднократных штурмов и упорных уличных боев, (30/17-го по старому стилю) июня 1865 г. город был взят генералом Черняевым. До этого царская дипломатия лицемерно уверяла иностранные державы, что Россия не намерена продвигаться вглубь Средней Азии. И даже накануне взятия Ташкента главнокомандующему генералу Черняеву захват города был официально „категорически запрещен". Тем не менее, за невыполнение этого приказа, Черняев царем был награжден бриллиантовой шпагой.
Взяв Ташкент, колонизаторы приступили к постройке отдельного, так называемого, „русского города". Для этого было избрано место, взорванной во время боев, городской крепости Урда („Урда" — в переводе означает крепость). Одновременно была построена русская крепость на месте давно заброшенной Кокандской цитадели.
В первый год своего строительства город вытянулся от казармы на Обуховской улице до казармы на Саперной улице, вдоль но улицам Черняевской (ныне Абдуллы Тукаева) и Самаркандской. Вместе с первыми домами выросла промышленность колонизаторов — винокуренные заводы.

В 1866 году на окраине тогдашнего „русского города" был открыт Воскресенский базар. Основными предметами торговли базара были спиртные напитки. Поэтому-то от местного населения он получил название „пьян-базар."

Еще через год дома „русского города" дошли до арыка Чаули. Зачаулинская часть долгое время оставалась за чертой города. Так территория нынешней дизельной станции и Пролетарской улицы служила загородным местом офицерских кутежей. Здесь были урючные сады, носившие название „мингурюк" — „тысяча урючин".

Русский город первоначально строился в шахматном порядке. Дома возводились на высоких цоколях из жженого кирпича (два дома постройки 1866 г. сохранились на углу улиц Кафанова и Самаркандской и в Милицейском переулке). С каждым годом «русский город" рос и расширился, захватывая урочища „мауза" покоренных ташкентцев.

Царские колонизаторы нашли себе прекрасных союзников в лице узбекской знати и буржуазии. В течение двух – трех лет с помощью этой знати за бесценок была куплена у землевладельцев города вся Зачаулинская территория, В это же время узбекская знать не гнушалась под шумок продавать завоевателям и вакуфные земли.

Со всех концов царской России в Ташкент двинулось все, падкое до легкой наживы, отребье, так хорошо описанное Салтыковым-Щедриным в его книге „Господа Ташкентцы." Генералы и кабатчики, чиновники и аферисты, священники и кокотки, купцы и авантюристы – все потянулись в превратившийся в скором времени в столицу Средней Азии Ташкент.
Взгляните на старую карту Ташкента. В первый период строительства названии улиц здесь были тесно связаны с генералами и военными событиями: Черняевская, но имени завоевателя города, — генерала Черняева, чей дом, находился в начале этой улицы у крепости. Затем Обуховская — по имени полковника Обуха, убитого при взятии города; Саперная, где помещались казармы саперов. На карте пестрят имена генералов: Кауфмана, Головачева, Романовского, Абрамова, Жемчужникова и др. Дальше вы встретите улицы Иканскую, Ирджарскую, Аулеатинскую, Зерабулакскую, Самаркандскую в память крупных битв царских войск при завоевании края. Встретите также Газетную улицу. Здесь пометалась типография, в которой печатались правительственные „Туркестанские ведомости", редактируемые самим генерал-губернатором. Встретите Гостеприимную улицу, где до 1885 г. находилось офицерское собрание.

Далеко на окраине тогдашнего городка в 1878 г. было построено здание гимназии (ныне САГУ у Сквера), а через 20 лет рядом с ним, через улицу было возведено реальное училище (ныне ВКСХШ). Нахлынувший вслед за войсками в Ташкент купеческий и авантюристический мир захватил земли между арыком Чаули и Саларом. Эта часть города, в противоположность расположенному в шахматном порядке военному городку, выстроилась веерообразно от сквера. Здесь вы встретите улицы с именами крупнейших купцов и промышленников времен завоевания края: Первушинская, Давыдовская, Лахтинская, Рядовская и др. И если среди этих торгашеских имен встречаются названия улиц с именами великих писателей: Пушкина, Гоголя, Жуковского, то это было лишь лицемерной данью культуре капиталистической эпохи.
Так и жили каждая своей жизнью — две части одного города: „Туземная часть, называвшаяся „старый город", и „европейская часть", называвшаяся „русский город". В первой жили покоренные, во второй — покорители. Жили, не доверяя друг другу. Жерла пушек царской крепости постоянно были направлены в сторону „туземной части".
Как страшилище, возвышался на бывшей Московской улицей Тюремный замок. Стоило только подняться ропоту недовольства, как сотни жертв падали под беспощадными пулями царских сатрапов.

Во время холерной эпидемии в 1892 г. узбекские ремесленники, доведенные до отчаяния взяточничеством санитаров и чиновников, вышли с протестом на улицу. Губернаторские „молодцы" встретили их палками, избили и сбросили свыше 100 человек с высокого берега Анхора.

Памятны кровавые события на ул. Алмазар в 1916 г., когда местное население вышло с протестом против набора „туземцев" на тыловые работы.


*  *  *


Бывший при царской власти сначала чисто военным поселком, ставший затем купеческим городом, Ташкент в дальнейшем своем развитии неизбежно обзавелся и промышленностью. Вместе с промышленностью появился и пролетариат. Проведение ташкентской дороги создало железнодорожный пролетариат. Открывающиеся фабрики и заводы положили начало хлопковикам, мукомолам, винокурам, кожевникам, шелкомотальщикам, табачникам, рабочим ватной промышленности. Пролетариат был еще слаб (самым крупным его ядром были железнодорожники). Однако несмотря на жестокие расправы господ колонизаторов с малейшими проявлениями революционного движения, мощь пролетариата возрастала.

Ташкент знает кровавую расправу с восставшими саперами в 1905 г., расстрел демонстрантов в том же году около городской думы, застенки жандармского управления. Но Ташкент знает также и победы восставших рабочих в дни Октября, героическую борьбу Совета Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов со ставленниками временного правительства, разгром контрреволюционной осиповщины рабочими Красновосточных мастерских, участие ташкентского пролетариата в победоносной борьбе с интервентами на Ашхабадском фронте, с дутовцами на Оренбургском фронте, разгром контрреволюционной Кокандской автономии и ликвидацию басмачества.

Памятью об этих событиях служит мемориальная доски на здании Публичной библиотеки на углу улиц Ленина и Сталина с именами жертв 1905 г. и братские могилы на улице Тараса Шевченко, где погребены расстрелянные белогвардейцем Осиповым 14 комиссаров Туркестанской Республики.

Революция стерла с карты Ташкента ненавистные имена генералов и купцов. Улицы, площади и парки получили близкие пролетариату имена Ленина, Сталина, Карла Маркса, Дзержинского, Фрунзе, Куйбышева, Кирова, Икрамова, Полторацкого, Шумилова, Фигельского и друг. Появилась Красная площадь, парк Федерации, улица пионеров, городок текстильщиков …
Изменился и облик самого города.

Широкий проспект им. Файзуллы Ходжаева проложен от Урды до Ходры. На новой магистрали расположились крупнейшие здания и новостройки: Дворец культуры, Центральный телеграф, звуковое кино, здание Наркомздрава, Дом специалистов Наркомзема и т. д.

Единственное „достижение" старой городской думы — неудобные кирпичные тротуары, так коварно обдающие грязью прохожих в ненастную погоду, доживают последние дни. На месте их уже провожено свыше 5 километров асфальтовых тротуаров. Оделись в асфальт в свыше 12 километров мостовых.

Каким далеким анекдотом звучат сейчас мемуары одного старого ташкентца. По его слонам, гимназисты, чтобы не утонуть осенью в грязи, ездили на занятия верхом на осликах.

Это было в привилегированном „новом" городе.

„Старый" же город был вообще, вне поля внимания „просвещенных" культуртрегеров.

Культурный рост Ташкента при Советской власти лучше всего становится понятным при сопоставлении его с тем, чем он был до революции.

До революции горожане болели значительно больше, чем теперь. Однако, на 250 тысяч жителей тогда была одна больница с 90 койками. Теперь на 500 тысяч жителей имеется целый ряд лечебных учреждений с 2065 койками.

До революции ташкентцы и большей мере, чем сейчас нуждались в транспорте, ибо тротуары были хуже. Однако, длина трамвайных путей составляла тогда 39 километров, а теперь 88 клм. При этом, кроме трамваев, в Ташкенте имеется сейчас ряд городских и пригородных автобусных линий.

До революции в Ташкенте было школ около 50, а сейчас имеем 132 общеобразовательных средних школы и несколько десяткой вузов и техникумов. В них обучается свыше 85 тысяч человек, тогда как до революции было около 9 тысяч школьников.

Многое в советском Ташкенте сопоставить с прошлым нельзя, потому что тогда этого не было. Мы имеем сейчас 125 библиотек, 63 клуба, 58 специально детских библиотек, 99 красных чайхан, дома матери и ребенка, детские ясли, детские консультации, детские сады и, наконец, Дворец пионеров им. Л. Икрамова и его районные филиалы.

В Ташкенте не было фундаментального театра. Построенный до революции предпринимателем Цинцадзе Колизей вошел в эксплоатацию накануне революции. Сейчас в городе два оперных театра: один — имени т. Икрамова — узбекский, к второй — им. т. Свердлова – русский, восемь драматических театров (узбекский, русский, еврейский. армянский и др.), два театра юных зрителей, театр кукол, цирк, пять кинотеатров, четыре парка культуры и отдыха.

Столица Узбекистана, Ташкент, является в полном смысле этого слова центром культуры Средней Азии. В нем находится Ср.-Азиатский государственный университет и ряд научно-исследовательских учреждений.

Этот новый облик Ташкента предопределяет его дальнейшее развитие.

По новой схеме реконструкции Ташкента, рассчитанной на 900 тысяч жителей, грань между «старым" и „новым" городом окончательно стирается. В будущем главный проспект города начнется у Сквера Революции, пойдет по ул. К. Маркса, пересечет Красную площадь, пройдет мимо рассеченного на две части, нынешнего Дома Правительства и красивыми террасами, окаймленными каскадами бегущей воды, спустится на территорию старого города. Здесь проспект превратится в широкую аллею, проходящую по густому парку, в котором будут находиться правительственные здания. В конце аллеи раскинется  новая центральная площадь города.

С площади радиусами во все концы огромного города пройдут широкие улицы, соединяющие главный городской центр с районными и промышленными центрами.

Революция застала в Ташкенте несколько жалких промышленных предприятий — табачную фабрику Иванова, пару хлопкоочистительных заводиков, маслобойный завод Краузе, да вагонные мастерские железной дороги. Рабочие этих предприятий составляли, но сравнению с населением Ташкента, маленькую группу людей в каких-нибудь 10 тысяч человек.

Сейчас один Текстильный комбинат имени Сталина имеет до 6 000 рабочих. На заводе сельскохозяйственного машиностроения имени Ворошилова работает около 5 500 человек. Столько же — на паровозо-вагоноремонтном заводе имени Кагановича.

Десятки тысяч рабочих, среди которых большой удельный вес составляет молодой узбекский рабочий, имеются в мясокомбинате, холодильнике, на кожевенных заводах, обувной, кондитерской, табачной и швейных фабриках, хлопкоочистительных и кирпичных заводах, деревообделочных, строительных, изыскательных и коммунальных предприятиях.

На карте промышленного строительства уже очерчены новые крупные предприятия. Вместе с уже существующими фабриками и заводами мы увидим на севере новый завод им. Ильича, большой вагоностроительный завод, авторемонтный завод, на востоке — бумажный комбинат, керамический завод, элеваторы и мельницы, на юге — Текстилькомбинат имени Сталина, новую хладобойню, хлебзаводы, табачную, мебельную и кондитерскую фабрики.

Ташкент, бывший некогда городом офицерства, ростовщиков и купцов, превратился в центр науки, искусства и промышленности.

Его рост является результатом общего под'ема социалистического хозяйства Советского Союза. Своим успехом он обязан мудрой ленинско-сталинской национальной политике, выдвинувшей бывшие отсталые окраинные города в ряды передовых центров мысли, культуры и труда


Tags: Средняя Азия, Ташкент, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments