AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Россия и демократия

Ричард Пайпс - американский историк и советолог, профессор Гарварда – один из лучших в Америке знатоков истории России и СССР, считавшийся одним из самых ярых "ястребов" в американском истеблишменте, в марте 1992 года (!) заявил, что демократия в России не удалась и страну ждёт реванш номенклатуры и КГБ, которая дожидается своего "правителя-спасителя".
Он неоднократно бывал в СССР, начиная с 1950-х годов, проводил много времени в государственных архивах и общался как со своими коллегами, советскими историками, так и простыми "советскими людьми", в результате он составил довольно чёткое представление о природе российской власти, не зависящей даже от строя, и в дальнейшем принципиально придерживался его.
Тогда же, в 1992 году, он предсказал и "колониальную реконкисту" России в отношении Украины и Казахстана.
Новый строй России Пайпс назвал "ДУВАН" - турецкий термин дележа военной добычи.


В марте 1992 года Ричард Пайпс в русском эмигрантском журнале "Страна и мир" (№3, 1992) опубликовал статью "Шанс России", которая была написана в феврале 1992-го, то есть всего пару месяцев спустя после развала СССР и прихода к власти в России правительства "реформаторов". Однако уже в это время Пайпс подвергает сомнению возможность перехода России к демократии.


Ниже приводится перепечатка статьи с сайта "Блог Толкователя" отсюда.
*  *  *


Ричард Пайпс в 1992 году: Россия не сможет построить демократию, власть возьмёт КГБ

18.06.2018 |























В марте 1992 года Ричард Пайпс в русском эмигрантском журнале "Страна и мир" (№3, 1992) публикует статью "Шанс России". Статья была написана вообще в феврале 1992-го, спустя пару месяцев после развала СССР и прихода к власти в ельцинской России правительства "реформаторов". Однако уже в это время Пайпс подвергает сомнению возможность перехода России к демократии. Здесь статья публикуется в сокращенном виде.

Дуванизация России

"Когда в середине 1980-х коммунистическое руководство решило ослабить свою политическую власть и установить с обществом ограниченное партнерство, дабы преодолеть тревожные симптомы политического и экономического застоя, к своему ужасу оно обнаружило, что общества и, следовательно, партнёра не существует. Имелись только миллионы атомизированных индивидуумов, отчасти отчуждённых и озлобленных, в большинстве же безразличных, которых за 70 лет коммунизма научили заботиться только о себе и оставить общественные дела вышестоящим товарищам.



Наученные реагировать на сигналы сверху, советские граждане быстро почувствовали, что центральная власть слабеет и не может более заставить выполнять свои приказы. Страх, главный инструмент коммунистического контроля, ослабел, а затем и вовсе исчез. Ободренные этим, граждане воспользовались затруднительным положением режима, чтобы взять реванш за 70 лет угнетения. Вместо того, чтобы поспешить на помощь правительству, они отплатили ему той же монетой, атомизируя его так, как оно в своё время атомизировало их. Результатом был гигантский, направленный внутрь взрыв.

Начиная с 1985 г., коммунистическое государство и экономика, которую оно рассматривало как свою собственность, подверглись массированным атакам со стороны населения, которое режим лишил малейшей доли заинтересованного участия. Целью населения было не столько улучшение или замена существующих институтов, сколько их разрушение. По этой причине недавние события нельзя назвать "революцией". Термин, который описывает их лучше всего, это ДУВАН, слово турецкого происхождения, которое казаки использовали для обозначения дележа военной добычи, захваченной в походах на персидские или турецкие поселения. Советский Союз подвергается систематическому "дуванизированию", его растаскивают и распределяют между экс-коммунистическими организациями, республиканскими и местными правительствами, государственными предприятиями, преступными бандами и - последнее по месту, но не по важности, - отдельными гражданами.

Не осталось почти никакой общественной власти или национальной экономики: то немногое, что ещё есть, существует по инерции. Вот почему все проекты реформ, как политических, так и экономических, кончились ничем. Просто не существует более механизма для превращения идей в политику.

Номенклатура попытается взять реванш

Два года назад я высказал предположение, что горбачёвский Советский Союз стоит перед альтернативой: развал или закручивание гаек. Это и сейчас наиболее вероятные возможности, и они взаимно не исключают друг друга: развал идёт полным ходом, попытка закручивания гаек была сделана и провалилась, но она может повториться. Наименее вероятная возможность состоит в упорядоченном, постепенном переходе к демократии и свободному рынку, на что надеются западные правительства. сделавшие это предварительным условием для оказания помощи.



В прошлом российскому Смутному времени пришло на смену восстановление авторитарного правления. Этот прецедент наводит на мысль, что и нынешние беспорядки могут разрешиться аналогичным образом. Российская интеллигенция тоже этого боится. В России существуют слои, мечтающие о возврате "сильной руки". К ним относятся две крайности социоэкономического спектра: бывшая привилегированная элита, обиженная потерей власти и льгот, и бедные, наиболее затронутые крушением субсидируемой потребительской экономики.

Но чего нельзя представить, так это того, что коалиция генералов и бывших коммунистических аппаратчиков - единственно мыслимых вождей такого переворота - будет править Россией более эффективно, чем они это делали в прошлом, когда были у власти и своей бездарностью довели страну до её нынешнего тяжёлого состояния.

Россия захочет совершить колониальную реконкисту на Украине и в Казахстане

В одном аспекте этот процесс практически завершён: советская империя разбита. Любая попытка восстановить её потребует мощного военного вмешательства, но Москва попросту не располагает силами достаточно крупными и достаточно надёжными, чтобы вести кампанию колониальной реконкисты.

Москва должна отказаться, и в мыслях, и в делах, от своих претензий на республики. Это будет нелегко. Империалистическая ментальность укоренена в российской психологии, даже в демократических кругах, ибо она исторически тесно связана с идеей российской государственности. Некоторые замечания Ельцина относительно необходимости урегулирования границ России с Украиной и Казахстаном дают основания для беспокойства, ибо такое "урегулирование" всегда будет в пользу России.

Интеллигенция не способна к коллективному лидерству

Поставленный вне закона и формально лишённый власти, коммунистический аппарат всё ещё вполне жизнеспособен. Своим выживанием он обязан тому факту, что при режиме, который наделил его политической монополией, лишь он один имел возможность приобрести административные навыки. Это первая причина, по которой демократическая интеллигенция не смогла его заменить. Но старый аппарат умудряется удерживать свои позиции ещё и потому, что его основного соперника, интеллигенцию, можно побудить к действию только тогда, когда надо сопротивляться. Как и российское общество в целом, интеллигенция зависима от государства, что в данном случае выражается в сопротивлении государственной власти, а не в принятии на себя правительственной ответственности. Одно из разочарований последних лет состоит в том, что интеллигенция не смогла или не захотела совершить переход от индивидуального инакомыслия к коллективному лидерству. В этом отношении 1991 год тревожно напоминает 1917-й.

Аппарат и КГБ дожидаются "спасителя"

Многолетняя дрессировка позволяет аппарату инстинктивно понимать, что от них ожидается. Подобно царским и советским бюрократам, эти аппаратчики рассматривают общество как врага; они презирают демократию во всех её проявлениях; они боятся и ненавидят Запад, как источник подрывных идей. Внешне они подчиняются, но в то же время умеют систематически подрывать общественные инициативы. Особенно это верно для КГБ. чьи щупальца до сих пор проникают повсюду.



Для того, чтобы Россия двигалась к нормальному состоянию, этот аппарат должен быть искоренён. Не смирившиеся со своим падением, злобные и мстительные, старые функционеры первыми перейдут на сторону победителей, если Россия круто повернет вправо на дорогу, ведущую к диктатуре. Это растопка для костра, ожидающая поджигателя, намеренного вызвать пожар по всей стране, дабы выступить в роли её спасителя.

Из всего этого следует, что у российской трагедии нет быстрого решения. Страна должна преодолеть 75-летнее наследие коммунизма и многовековое наследие царизма, главными институтами которого были автократия и крепостничество".
Tags: Ричард Пайпс, Россия, демократия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments