AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Персидские сказки. Отважный царевич

ОТВАЖНЫЙ ЦАРЕВИЧ

Персидская сказка

Жил некогда один падишах. У него был сын, очень красивый и наделенный всякими добродетелями и достоинствами. Когда тому падишаху пришло время умирать, он позвал своего сына и сказал ему:

— О свет очей моих, знай, что пришёл мой смертный час. Это царство по наследству переходит к тебе. Я хочу дать тебе один совет. В нашем саду есть одно дерево. Каждый день относи к тому дереву варёного барана с рисом, несколько больших караваев хлеба, несколько кувшинов вина, молоко и прочую снедь. Всё это надо завернуть в чистую скатерть, оставить под деревом и уйти. На следующий день, когда снова понесёшь кушанья и питье, ты найдёшь под деревом только скатерть и пустые сосуды. Забери их, а всё вновь принесенное оставь. Соблюдай такой обычай ежедневно, каждый месяц, каждый год. И помни, что если ты пропустишь хотя бы один день, с царством твоим приключится большая беда, и ты будешь жестоко раскаиваться. Если же ты будешь исполнять всё в точности, как я сказал, то никакой враг не сможет тебя одолеть и все желания твои исполнятся. Так поступали все твои предки. Однако никогда не пытайся разузнавать, куда девается принесенная тобой провизия, кто её уносит. Один из твоих дедов пробовал раскрыть эту тайну, но он исчез, так что и следа от него не осталось. Один бог знает, что произошло с ним. Да, и ещё вот что: никому не поверяй этого секрета, свято храни его.

Шахзаде [1] выслушал отца, поднялся и вышел, а отец уснул. Вскоре падишах умер. Похоронив отца, шахзаде в добрый час взошёл на престол и стал управлять царством. И тот завет отца он также исполнял. Так прошел год. И вот однажды шахзаде подумал, что заветное дерево находится посреди царского виноградника и ни один смертный не осмелится прийти туда. Не иначе как пери [2] или какой-нибудь див [3] берёт его приношения.

Sc_fr_Bag_104.jpg

«Лучше бы мне разузнать об этой тайне и избавиться от колдовства, а там будь что будет»,— решил он.

Шахзаде поведал о своём замысле везиру и поручил ему царство на случай, если что-нибудь с ним приключится.

На следующий день юноша положил под деревом скатерть с едой, а сам спрятался в укромном месте. Вдруг в небе появилось облако, из него высунулась рука, положила вчерашнюю скатерть и пустые кувшины, а принесенную провизию забрала, и всё исчезло.

Любопытство царевича разгорелось ещё больше, но этот день он решил потерпеть. А на следующий раз, положив припасы, шахзаде залез на дерево и спрятался в дупле, подтянув скатерть с едой поближе к себе.

Немного погодя снова появилось облако и из него протянулась рука, выложившая вчерашнюю скатерть с порожними сосудами. Юноша выхватил меч из ножен и, когда рука подобрала принесенные им припасы, ударил по ней мечом что было сил. Но меч только зазвенел и рассыпался на куски. Та рука забрала провизию, а потом другая рука схватила царевича за ворот и подняла его на воздух. От страха юноша потерял сознание. Очнувшись, он увидел, что сидит на высоком столбе посреди бескрайней пустыни.

А это была пустыня зыбучих песков: ни птица над нею не пролетала, ни трава там не росла. Столб же, на котором сидел шахзаде, был такой высокий, что доходил до облаков. Царевич пролил из глаз фонтан слез, рыдая и плача. Он не видел способа, как спуститься со столба, и у него не было сил терпеть мучения, сидя на вершине его. Юноша взывал к богу, обращая взоры во все стороны пустыни. Вдруг его взгляд упал на какую-то щель в столбе. Он воткнул туда кинжал, нажал посильнее, и из щели показалась пика, с которой свисала лестница. Царевич спустился по этой лестнице на землю и шёл по пустыне до тех пор, пока не увидел перед собой большой купол святого места. Войдя туда, он заметил какого-то человека, склонившего голову на колени. «Вот так удача,— сказал он себе.— У этого человека я узнаю, что тут за место».

Шахзаде приблизился, но едва он коснулся сидящего, как тот рассыпался в прах. При этом с руки его упал перстень, царевич поднял его и прочитал надпись: то было имя его деда, отправившегося узнавать, кто забирает скатерти с едой.

«О ужас, увы мне! — подумал царевич.— Видно, и мне суждено умереть здесь от голода и жажды. И зачем только я спустился со столба?» Он снова полез на столб и тут увидел, что на вершине его сидит орел.

«Я ведь не ел уже три дня,— сказал себе шахзаде.— Поймаю-ка я этого орла и съем его». Он подкрался к орлу и схватил его за лапу. Но тут орел взлетел на воздух и поднял с собой юношу. Немного погодя, взглянув вниз, царевич увидел, что они летят невысоко. Он выпустил лапу орла и упал на землю невредимый. Воздав благодарность богу, шахзаде снова пустился в путь. Он шел по пустыням и пескам, потом поднялся на холм, но за ним снова оказались пески, и тут силы покинули царевича, и он обратился с мольбой к богу. Вдруг он увидел какого-то старца, направлявшегося к нему.

Царевич подбежал к старцу и спросил:

— О почтенный, что ты за человек?

— Я — Хызр-ходжа [4],— отвечал старец.

Царевич пал ему в ноги и попросил у него воды и хлеба. Хызр-ходжа дал ему кусок хлеба и, вытянув палец, произнес:

— Испей воды.

Царевич коснулся губами пальца, и в рот ему потекла холодная вода.

— О юноша,— спросил затем старец,— ты пришел сюда узнать, кто берёт узлы с едой?

— Да.

— Поднимись на этот холм, и ты увидишь там сад, где всё тебе станет понятно.

И сказав так, старец исчез. Царевич собрался с силами и взошёл на холм. Перед ним открылся прекрасный сад. Он еще поднатужился и добрался до сада. Что за сад это был — просто чудо!

В тысячу раз прекраснее рая. Между деревьев порхали птицы, все разные, не похожие друг на друга, у некоторых головы были человечьи, а туловища птичьи: таких чудных птиц шахзаде ещё никогда не видел. Он вошёл в сад, отведал плодов, осмотрелся и двинулся дальше в глубину сада, где увидел возвышение, все вымощённое золотыми плитами. А длиною то возвышение было не меньше фарсанга [5]. По обе стороны его росли кипарисы, стоявшие так тесно друг к другу, что между стволами их и волос не прошел бы. Все они были одинаковой толщины и высоты и стояли, как живые  стены. А посредине протекал ручеек.

Шахзаде взошел наверх и увидел, что возвышение устлано прекрасными китайскими и европейскими шелками, великолепными коврами, там стоит изукрашенный трон на сорока ножках, а на нём приготовлено ложе, переливающееся разными цветами радуги как луч солнца, столько на нем драгоценных каменьев. По правую руку от трона стояло сто золотых кресел, по левую — сто серебряных, а против него — двести стальных кресел и семь котлов. Повсюду разносились ароматы мускуса и амбры и благоухание цветов. Нигде не было видно ни души. Подойдя поближе, шахзаде заметил ту самую скатерть с провизией, которую ежедневно забирала таинственная рука. А он был голоден и поэтому сел около скатерти и поел, сколько ему хотелось разных кушаний, а потом снова завернул скатерть и составил в ряд чаши из-под шербета. Внезапно до его слуха донесся шум крыльев каких-то птиц.

«Спрячусь-ка я лучше,— подумал он про себя,— и посмотрю, что будет».

Он забрался под трон и притаился там. А к возвышению слетелись птицы — голуби, горлицы, вяхири, воробьи и удоды. Они перевернулись и, превратившись в пери, расселись на золотых креслах. Немного погодя пришли газели, кролики, лисицы и зайцы. Они тоже перевернулись кругом и, обернувшись джиннами [6], сели на серебряные кресла. Затем появились тигры, леопарды, драконы и подобные им звери и, превратившись в дивов, сели на стальные кресла. Прошло еще некоторое время, и вдруг все они разом вскочили и подняли страшный шум и крик. С небес спустился трон, и с него сошла красавица столь прекрасная, что не было сил смотреть на неё. Она подошла к ложу, приготовленному на помосте, пери подбежали, откинули покрывало с этого ложа, и красавица возлегла на него. Остальные же почтительно стояли, пока девушка не разрешила им сесть. Тогда все они одновременно пали ниц, а потом каждый занял свое место. Немного погодя красавица приказала подать кушанья. Пери побежали за скатертью и принесли её. Едва взор царицы пери упал на кушанья, как лицо её потемнело от обиды и печали. Быстро-быстро окинула она всех взглядом, и все пери задрожали от страха, не в силах понять, отчего гневается повелительница. Затем царица пери повернулась к везиру, по имени Камарсима — Луноликий, сидевшему по правую руку от неё, и произнесла:

— О везир, в течение многих тысяч лет, что мои отцы были падишахами страны Каф [7], а также всё то время, что правлю я, никогда не бывало, чтобы кто-нибудь посягнул хотя бы на малую толику моих кушаний. А нынче кто-то трогал эти яства...

— О гордость пери, джиннов и людей,— отвечал везир, воздав ей подобающие славословия и похвалы.— У кого хватило бы смелости совершить такую дерзость? Если прикажешь, я погадаю на песке, и каждый, кто отважился на такое, понсеёт заслуженную кару.

— Во имя Аллаха,— произнесла царевна,— пусть везир погадает.

— О царица мира,— сказал везир, заглянув в гадательные книги,— этот проступок совершил не див, и не пери, и не джинн. Эта дерзость — дело рук человека!

Девушка только рассмеялась и сказала:

— Откуда здесь взяться человеку! Ведь до царства людей многие месяцы пути.

—- И все же это сделал человек,— настаивал везир.

— Разыщите его,— приказала девушка.

Пери, джинны и дивы бросились искать повсюду и возвратились с известием:

— Мы обошли весь сад, осмотрели все дороги на расстоянии целого месяца пути отсюда и не видели и следа человеческого.

— Может быть, он спрятался под креслами? — сказала царица пери.

Приближенные стали поднимать кресла, но никого не нашли. А царевич, видя, как оборачивается дело, уцепился за кольцо, которое нашёл под троном, где он спрятался, и повис на нем. Когда дивы подняли трон царицы, то ничего не заметили. Все пребывали в удивлении, куда же мог скрыться человек?

Продолжение следует здесь

Примечания

[1] шахзаде —  буквально: «рожденный от шаха», то есть царевич.

[2] пери — в иранской мифологии чаще всего выступают в образе обольстительных женских существ и могут быть как добрыми, так и злыми духами. По некоторым народным представлениям, они часто появляются в садах в образе голубей; пери могут вселяться в людей, и в таких случаях люди приобретают все их качества.

Среди женщин Ирана существует поверье, что для исполнения желания следует помолиться пери и выставить им ночью угощение в саду: на уставленный горящими свечами поднос кладут благовония, семена некоторых диких растений, куриное яйцо и солонку. Если к утру на ровной поверхности соли в солонке появляются хоть какие-нибудь углубления, то это служит знаком, что желание будет выполнено.

В литературе пери — символ женской красоты.

[3] див— демон, бес, дух, чаще злой, но может быть и добрым и выступать в роли помощника героя в фольклорных произведениях.

Изображался обычно в виде обросшего шерстью рогатого чудища, с когтями на руках, коленях и ногах. В Иране с дивами связано много поверий и легенд. По некоторым из них, дивы гораздо крупнее людей, имеют рога, копыта, хвост и покрыты пятнистой кожей; у них большой нос, выпуклый лоб и глубоко посаженные огромные круглые глаза; они могут раздувать свое тело и свободно перемещаться по воздуху.

По другим поверьям, дивы — это сильные дикие люди, которые в древние времена сражались со зверьми в густых лесах северного Ирана и, убив зверей, облачались в их шкуры. По народным представлениям, некоторые дивы обитают за горой Каф, тогда как другие живут среди людей, в заброшенных банях, горах и пустынях. Подчиняются дивы сатане, одно из имен которого — Азазил. Есть несколько разновидностей дивов, некоторые из них имеют особые названия.

[4] Хызр-ходжаХызр (буквально «зеленый»), таинственный чудотворец многих мусульманских легенд, восходящих к Корану.

ходжа — почетный титул, который давался только гражданским и духовным высокопоставленным лицам: крупным купцам, ведущим заморскую торговлю, министрам из ученого сословия, главам духовных орденов. Титул встречается в Иране с XII в.

Хызр согласно преданию окунулся в источник живой воды, расположенный около горы Каф — мифической цепи гор, окружающей по кораническому преданию плоскую землю, и стал бессмертным. Хызр считается хранителем этого источника, и без его разрешения никто не может испить живой воды.

По некоторым преданиям Хызра считают пророком, по другим — он просто святой, который бродит по земле и творит добрые дела, в Индии он — бог рек. Хызр знает все языки, может находить воду под землёй и правит морями. Некоторые легенды о Хызре переплетаются с преданиями об Ильясе — библейском пророке Илье (Илии), известном на Востоке. Ильяс бессмертный, как и Хызр, он часто выступает в легендах вместе с последним. С именем Ильяса связано много поверий; по некоторым из них, его считают заступником людей на море, по другим — на суше.

[5] фарсанг — мера пути в Иране, величина которой колеблется в зависимости от характера местности; обычно считается, что фарсанг — расстояние, которое можно проехать за один час по данной дороге. Различаются так называемые «тяжелые» и «легкие» фарсанги в зависимости от удобства дороги для передвижения, но в среднем фарсанг равен приблизительно 6 км.

[6] джинны — в народной мифологии доисламских арабов обитающие в пустыне духи. По кораническому преданию, джинны созданы Аллахом из пламени и представляют воздушные или огненные тела, невидимые, но могущие принимать любую форму и при этом способные выполнять тяжелые работы. Существование джиннов признается официальным исламом до сих пор. В арабском и персидском фольклоре в образе джинна смешались различные представления о сверхъестественных силах и джинн выступает иногда злым, иногда добрым духом.

[7] страна Каф — фантастическое царство духов, расположенное за горой Каф — мифической цепью гор, окружающей по кораническому преданию плоскую землю. Эти горы якобы сложены из изумрудов, цвет которых отражает голубое небо, а на самой высокой вершине находится вулкан. Все горы на земле связаны, по поверью, с горой Каф, а землетрясения происходят тогда, когда Аллах прикасается к одной из вершин этой горной цепи. По преданию, за горой Каф обитают страшные народы Яджудж и Маджудж, которые каждую ночь лижут гору своими подобными напильникам языками, но днем гора восстанавливается, и эти народы не могут прорваться на землю. Однако они бы прорвались, если бы Александр Македонский не окружил горы Каф стеной, сделанной из такого крепкого и гладкого сплава, что её нельзя ни разрушить, ни перелезть через нее. С горой Каф связано множество других легенд, и, по некоторым из них, там находятся сказочные страны, населенные чудесными существами, дивами и пери.

Tags: Плутовка из Багдада, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments