AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Персидская сказка. Азиз и его жена

АЗИЗ И ЕГО ЖЕНА


 Персидская сказка

Рассказывают, что в одном городе жил некий человек, набожный и благочестивый, и звали его Азиз. У него была жена, красивая и стройная, и она очень любила мужа. Они даже решили, что если один из них умрет, другой не станет искать себе пару. Прошли годы, и жена Азиза умерла. А жители того города любили Азиза за его праведность и благочестие. Прослышав о смерти его жены, все они явились на похороны, а потом, предав её прах земле, разошлись по домам. Вернулся домой и Азиз. Не видя больше жены, он затосковал. Душа его нигде не знала покоя. Снова побрел он на могилу жены и долго и горько плакал и причитал, посыпая голову пеплом. Видя его неутешное горе, люди стали говорить:

— О горе, как бы Азиз не помешался от разлуки с женой!


Его отвели в дом умалишенных, связали там по рукам и ногам, но, продержав некоторое время, снова выпустили на свободу. Азиз же завернулся в какую-то дерюгу и день и ночь сидел у могилы жены, ведя бессвязные речи. Целый год он не ел и не пил, плакал все дни напролет и причитал:


— О господи, ради всего святого, успокой боль моего сердца.


С этой молитвой он однажды заснул. Подняв голову, он увидел перед собой человека в белой одежде с посохом в руке. Плечи пришельца окутывало покрывало, а от лица исходил свет.


— О кто ты, скажи мне свое имя и прозвание,— воскликнул Азиз.


— Я—посланник господа, Иса (Иса — под этим именем в исламе известен Иисус Христос, который по мусульманским верованиям считается пророком и посланником Аллаха. По некоторым легендам, Иса вечно бродит по земле, проводя ночи в молитвах и творя чудеса днем; Аллах дал ему способность оживлять мертвых, исцелять больных и вселять жизнь в вылепленных из глины птиц.),— отвечал тот.


— О Иса,— взмолился Азиз,— знай, что была у меня жена, ласковая, добрая и красивая женщина. Мы условились с ней, что кто бы из нас ни умер первым, другой не станет искать себе пару. Случилось так, что умерла она, а я в разлуке с нею сгораю и таю от горя. Я совсем обезумел от разлуки и не могу жить без неё. Вот если бы ты с божьего согласия помолился за то, чтобы она ожила!


— О человек,— произнес Иса,— благодари господа, что ты сам еще жив, а то ведь могло случиться, что ты был бы уже в могиле! Ну, а если воскреснет твоя жена, то не миновать тебе из-за неё разных скорбей и тягот, ты пожалеешь о том, что она ожила. Не стану я молить господа об исполнении твоей просьбы, ибо это сулит тебе одни несчастья.


Азиз еще настойчивее стал упрашивать Ису, пал ему в ноги, и тогда Иса произнес:


— Да будет так, что по велению бога умершая восстанет из могилы.


И в самом деле, жена Азиза поднялась из глубины могилы и встала перед ними.


— Но это не моя жена,— воскликнул Азиз,— у моей жены были длинные косы, она была красивая, а эта безобразна!


— О Aзиз,— ответствовал Иса,— это и есть твоя жена, но предсмертный страх исказил её черты. Я помолюсь, чтобы она стала такой, как была прежде.


Иса помолился, и, по велению Аллаха, жена Азиза стала ещё лучше и краше, чем была раньше. Но сколько ни заговаривал с ней Азиз, она не отвечала ему ни слова, продолжая стоять неподвижно.


— О Иса,— взмолился Азиз,— моя жена не может ни двигаться, ни говорить.


— Ведь у этой женщины не осталось ни одного дня жизни. Если хочешь, чтобы жена твоя ожила, то отдай ей половину оставшихся тебе пятидесяти лет жизни.


— Отдаю этой женщине половину оставшейся мне жизни,— молвил Азиз.


И только он это сказал, как жена его ожила и, поклонившись Исе, сказала:


— Как великодушно и благородно поступил мой муж: он отдал половину своей жизни, чтобы я ожила. Как я теперь буду угождать ему, чтобы вознаградить его за то добро, которое он мне сделал!


— Отведи домой свою жену,— сказал Азизу Иса.— Ступай и сам, а если у тебя будет ко мне какая-нибудь нужда, то ты найдешь меня на этом же месте.


Азиз взял жену за руку и повел в город. По дороге он то и дело повторял:


— О моя дорогая, любимая! Как горько было мне жить без тебя! Разве можно назвать жизнью то жалкое существование, которое я влачил!
Было уже время вечернего намаза (намаз — ежедневная пятикратная молитва, совершение которой является одной из обязанностей верующих мусульман. Молитвы распределяются в течение дня следующим образом: намаз-и бамдад, утренняя молитва, совершаемая за некоторое время до восхода солнца; намаз-и пишин, вторая молитва, совершаемая, когда уже становится очевидно, что солнце клонится к западу; намаз-и дигар, третья молитва, между полуднем и заходом солнца; намаз-и шам, вечерняя молитва, совершаемая через несколько минут после заката; намаз-и хуфтан, молитва перед сном, когда наступает полная темнота. Каждой молитве предшествует ритуальное омовение, сама молитва произносится на арабском языке и совершается по установленному, строго соблюдаемому обряду; в частности, молящийся должен совершить во время молитвы два земных поклона и коснуться земли в семи точках — лбом, локтями рук, коленями и большими пальцами ног. Этим заканчивается первая часть (рак'ат) намаза. Второй рак'ат произносится в сидячем положении, и им завершается молитва. Иногда из-за описанных выше двух земных поклонов молитву называют «намазом двух коленопреклонений».), когда они стали приближаться к городу.
— Я совсем помешался за то время, что был разлучен с тобой,— сказал Азиз.— Но теперь, снова обретя тебя, я опять здоров и счастлив. Посиди здесь, пока я схожу домой и принесу тебе какую-нибудь одежду: ведь нельзя голой, в чем мать родила, являться в город!


— Хорошо,— согласилась жена.

Scamp_63_.jpg


Она села у городской стены, а Азиз поспешил домой.


— Твоя дочь ожила,— сказал он матери жены, войдя в дом.— Дай мне её одежду: чадру, туфли и все, что полагается женщине, чтобы я мог одеть её и привести сюда.


— Он совсем спятил! — испугалась старуха.— Уже год прошел, как моя дочь умерла, а он требует чадру и туфли, чтобы привести её!
Пришлось Азизу купить одежду на базаре. Он купил также кое-что из еды и вернулся к жене.
— Весь этот год я ничего не ел,— сказал он ей,— пойди сюда, мы поедим вместе, а потом пойдем домой.


Они поели, а потом жена натянула на голову чадру, сунула ноги в туфли, и они поспешили в город. Но когда они подошли к городским воротам, было уже поздно и те оказались закрытыми.


— О жена,— молвил Азиз,— за этот год я ни одной ночи не спал, так как без тебя сон не смыкал моих глаз. Сядь, я положу голову тебе на колени, чтобы поспать хоть минуточку.


И едва он положил голову на колени жены, как тут же заснул.


Наконец показалось солнце, а Азиз продолжал спать. Случилось в то время проезжать мимо падишаху того города. Он увидел, что какой-то человек спит на коленях у женщины, а та поддерживает его голову. Шах, пораженный красотой женщины, внимательно смотрел на неё, и она поняла, что в нём вспыхнуло желание. Тогда женщина заговорила с ним:


— Что ты за человек? — спросила она.


— Я падишах этого города,— отвечал он.


— Помоги же мне,— воскликнула она.— Я не здешняя, мой отец — староста одной деревни. Я шла по дороге, а этот сумасшедший напал на меня, схватил и не отпускает: он хочет овладеть мной. Освободи меня из его лап или еще лучше ударь его хорошенько мечом по пояснице и разруби пополам. После того сделай меня своей служанкой, если хочешь, а нет — я пойду своей дорогой.


Слыша её красноречие и видя её добродетельность и склонность к нему, падишах еще более воспылал любовью к ней. Он вытащил было меч, чтобы разрубить безумца пополам, но жалость к нему и боязнь гнева господня поразили его сердце, и он подумал, что не стоит убивать пожилого человека по наговору женщины,— а вдруг он и не виновен вовсе.


— О красавица,— сказал он вслух.— Отойди от него и ступай сюда. Садись на коня, а когда мы отъедем подальше, я прикажу убить его. Я боюсь запачкать твоё платье его кровью и беспокоюсь, как бы ты не испугалась при виде его смерти.


Женщина высвободила чадру из-под головы мужа и забралась на коня, а шах сказал слуге:


— Убей этого человека, когда мы отъедем, и догоняй нас.


Потихоньку он сделал слуге знак, чтобы тот не убивал Азиза. Слуга перемазал меч кровью овцы и показал его шаху. А так как женщина опасалась, что слуга ослушается шаха и не убьет мнимого сумасшедшего, то она потребовала, чтобы и ей показали забрызганный кровью меч. Она была очень довольна, коснулась пальцем следов крови, но ни капли раскаяния не было в её душе.

 — Вероятно, этот человек причинил женщине большое горе, раз он так радуется его смерти,— подумал падишах.


Когда несчастный Азиз проснулся, он не увидел своей жены и подумал, что её опять унесли на кладбище. Он поспешил на её могилу, но увидел, что там никого нет. Азиз обдумывал случившееся на тысячу ладов, не понимая, что же могло произойти с его женой. Наконец он решил искать ее дома.


 — Где моя жена? — спросил он мать той женщины, явившись к ней с болью в сердце.


— Оставь свои сумасбродные мысли, сынок,— отвечала мать его жены,— вот уже год, как твоя жена умерла.


Азиз стал плакать и рыдать, и посыпать голову пеплом, и вопить, и голосить.


— О несчастный помешанный,— говорили люди, считая, что он сошёл с ума от горя,— уже год как умерла твоя жена, а ты всё твердишь, что она жива.


Прошел год. Как-то бродил Азиз по базару, как вдруг шахские телохранители закричали, чтобы люди очистили лавки и улицы.


— Горе тому, кто сегодня выйдет из дому,— кричали они,— да падёт кровь такого ослушника на его голову — ведь жены падишаха отправятся в загородный сад.


Услышав это, Азиз подумал, что глашатаи говорят о толковых и разумных людях, а что до него, то он, как помешанный дурачок, может сесть на пути падишахских жен и посмотреть, есть ли среди них такая красивая, какой была его собственная жена. Он остался на дороге. Тут подошли телохранители и, завидев Азиза, сказали ему:


— Уходи отсюда скорее, ведь тебя убьют здесь!


Но Азиз стал горстями глотать песок, как это делают умалишённые, а мамки и няньки вступились за него, говоря:


— Не троньте его, это ведь юродивый, он потерял разум, скорбя о смерти жены.


Тут показались носилки с падишахскими женами. Одна из них стала потешаться над безумным Азизом, но он не отвечал на насмешки и вёл себя так, как обычно ведут себя помешанные. Падишахские жёны со смехом собрались вокруг него, глядя, как он чудит и безумствует. Они совсем обессилили от хохота, а Азиз кривлялся и всё смотрел на их красоту. И вдруг он увидел свою жену. Она сидела в носилках, изукрашенных золотом, и на ней были златотканые одежды, усыпанные драгоценными камнями. Как и все прочие, она смеялась над юродивым, думая про себя, что этот шут очень похож на ее мужа. Вдруг Азиз вскрикнул и, указав на жену, назвал ее по имени, говоря:
— Ах ты негодная потаскуха, так вот твоя благодарность, за то, что я вымолил у господа бога и его посланника! Я тебя оживил и отдал тебе половину своей жизни, а ты убежала от меня!


Он вскочил и ухватился за носилки, продолжая выкрикивать:


— Ах ты бессердечная! Ведь Иса говорил мне, что не хочет оживлять тебя! А я-то сто тысяч раз со слезами умолял, чтобы он все-таки оживил тебя!.. Не тебе ли говорил он, чтобы ты соблюдала верность мне, ибо я отдал тебе свою жизнь? Целый год я тосковал в разлуке с тобой, когда ты умерла, но вот прошел еще год, как ты жива и убежала от меня.


— Разве ты еще жив? — удивилась женщина.— Это падишах виноват, что не убил тебя. Я скажу ему, чтобы он теперь расправился с тобой.


Тут она подняла крик:


— Уберите от меня этого безумца и убейте его!


Жены падишаха стали избивать беднягу: одна трепала его за бороду, другая повисла у него на руках. Кто пинками, кто тумаками, кто кулаками, а кто и ногами, они так отдубасили Азиза, что тот чуть не отдал богу душу.


— Нельзя убить этого помешанного без приказа шаха,— решили люди. Они побежали, известили шаха, тот явился и при виде безумца, вцепившегося в волосы его любимой жены, хотел уже разрубить его надвое мечом, но страх перед господом остановил его руку, и он спросил:


— Чего ты хочешь от этой женщины?


— Это — моя жена,— отвечал Азиз.— Ты подстрекнул её убежать от меня! Ведь она была уже в могиле, но всевышний бог по просьбе Исы оживил её для меня. Пойдём к судье и узнаем, кто из нас двоих по шариату должен быть ее мужем.


Падишах согласился, и они вдвоем явились к судье. При этом Азиз всё не выпускал из рук косы жены. Когда он рассказал судье, как было дело, у того все волосы на теле встали дыбом. Страшась всевышнего бога и Исы, судья сказал:


— О безумец, ведь женщина эта давно уже находится во дворце падишаха, а ты вдруг требуешь её себе. Есть ли у тебя свидетели?


— А сколько надо свидетелей?


— Нужно, чтобы твою правоту засвидетельствовали двое.


— Один мой свидетель всевышний бог, а другой — посланник бога Иса,— сказал Азиз.


— Господь ни с кем не разговаривает,— заметил судья,— но если ты приведешь в качестве свидетеля Ису, тогда я не потребую от тебя иного свидетельствования.
—  Поручаю пока жену тебе,— сказал Азиз судье.— Я же пойду, разыщу Ису и приведу его сюда. Но помни, если ты упустишь мою жену, то вместо её волос, я выдеру твою бороду.


Судья согласился, и Азиз пошёл на могилу жены. Там он стал молиться:


— О господи, пошли Ису мне в свидетели!


Явился Иса.


— Чего ты хочешь, о Азиз? — спросил он.


— О посланник бога,— отвечал Азиз,— тебе известны обстоятельства воскрешения жены. Пойдем со мной к судье и будь моим свидетелем, чтобы я мог забрать свою жену.


Иса пошел вместе с Адазом.


— Люди города,— кричал Азиз, когда они проходили по улицам,— встаньте и поклонитесь, ведь это посланник господа — Иса!
Жители собирались вокруг и кланялись Исе, падали ниц перед ним и благодарили Аллаха за то, что были удостоены чести лицезреть его посланника. Наконец пришли все в суд.


— Прикажи привести мою жену,— сказал Азиз судье.


— О безумец,— отвечал судья,— что ты мелешь? Все люди знают, что твоя жена умерла два года тому назад.


— Да,— заговорил Иса,— эта женщина умерла, и в течение целого года сей муж не отлучался от ее могилы и просил господа оживить её. Я обратился с мольбой к господу, и он изрек: «Аминь». И вот благодаря всевышнему богу она ожила. Но у женщины не осталось ни одного дня жизни, а у её мужа было записано еще целых пятьдесят лет, и он отдал ей двадцать пять лет своей жизни и увёл её с собой.


— Ты называешь себя посланником бога, а говоришь ложь,— вмешалась тут жена Азиза, услышав слова Исы.


— Я лгу? — переспросил Иса.


— Да,— настаивала она.— Можешь ли ты поклясться в правдивости сказанного тобой?


— Нет необходимости в такой клятве,— возразил Иса.— Лучше ты скажи: «Я не нуждаюсь в том, что мне дал Азиз, я этого больше не хочу и ему возвращаю». Когда ты произнесешь эти слова, то этот человек не сможет более предъявлять к тебе никаких претензий, и ты вернешься к падишаху.


Женщина вложила свою руку в руку Исы и повторила:


— У меня нет нужды в том, что дал мне Азиз, и я ему это возвращаю.


Но как только женщина произнесла эти слова, она тут же упала замертво и на лбу ее выступили письмена, из которых явствовало, что эта несчастная взбунтовалась против самого господа бога и назвала посланника бога лжецом, а своего законного супруга обманула и предала, а потому над ней не следует читать заупокойных молитв.


При виде этого Азиз подскочил к падишаху со словами:


— Целый год из-за твоей жестокости я был лишен своей жены! Ты нанес мне обиду и оскорбление.

— Он говорит правду,— подтвердил Иса.— Постарайтесь миром покончить это дело.


— Я поступил дурно,— согласился падишах.— Видно, див (див— демон, бес, дух, чаще злой, но может быть и добрым и выступать в роли помощника героя в фольклорных произведениях. Изображался обычно в виде обросшего шерстью рогатого чудища, с когтями на руках, коленях и ногах. В Иране с дивами связано много поверий и легенд. По некоторым из них, дивы гораздо крупнее людей, имеют рога, копыта, хвост и покрыты пятнистой кожей; у них большой нос, выпуклый лоб и глубоко посаженные огромные круглые глаза; они могут раздувать свое тело и свободно перемещаться по воздуху. По другим поверьям, дивы — это сильные дикие люди, которые в древние времена сражались со зверьми в густых лесах северного Ирана и, убив зверей, облачались в их шкуры. По народным представлениям, некоторые дивы обитают за горой Каф, тогда как другие живут среди людей, в заброшенных банях, горах и пустынях. Подчиняются дивы сатане, одно из имен которого — Азазил. Есть несколько разновидностей дивов, некоторые из них имеют особые названия, например, гуль — сверхъестественное существо, по некоторым персидским поверьям ничем не отличающееся от дивов, по другим — особый вид духов. Гули обитают в пустынях и недоступных горных ущельях, куда заманивают путешественников и поедают их. Они также пожирают мертвые тела на кладбищах и выступают как оборотни.) попутал меня. Прости меня и в искупление этого греха возьми в жёны мою дочь, о красоте которой знают во всем мире. Я никому не разрешал даже взглянуть на нее. Теперь я готов отдать ее тебе с условием, что ты сейчас в присутствии посланника Аллаха признаешь мою вину возмещенной.


Азиз согласился. Тут же Иса прочитал молитву и заключил брак Азиза с девушкой. Во дворце падишаха сыграли свадьбуг, и девушка вступила в дом Азиза с большим приданым: золотом, драгоценностями, гулямами, служанками, конями и верблюдами.


— Поистине, она в тысячу раз красивее и привлекательнее моей прежней жены,— решил Азиз, когда увидел лицо этой красавицы.


Он очень полюбил жену, а всевышний бог вложил в сердце его молодой жены такую нежность и преданность ему, что она на его лице видела весь мир.


Прошло еще некоторое время, и ее отец падишах умер. А так как других детей у падишаха не было, то все свое царство он завещал дочери.


Она же созвала вельмож и придворных и сказала им:


— Известно, что место женщины в гареме или в могиле. Признайте падишахом моего мужа!


И, взяв Азиза за руку, она возвела его на падишахский трон. Войска согласились на это, и на голову Азиза высыпали дождь золотых монет. Азиз стал править, почитая и бога и людей, а спустя некоторое время все они ушли из этого мира.
Tags: Плутовка из Багдада, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments