AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Плутовка из Багдада. Продолжение

Плутовка из Багдада

Продолжение сказки

Начало здесь.


— Да разве это ловкость? Вот посмотрите, что я натворю.
И вот Дале Мохтар набросила на голову чадру, отправилась на базар и стала думать о том, что бы ей такое устроить.
Она вошла в дом одного купца и там увидела красивую женщину. Дале Мохтар подошла, села рядом с красавицей и стала болтать о том, о сем.
Потом она вдруг заплакала и обратилась к женщине с такими словами:
— О красавица,— сказала она,— у меня есть сын, он безумно влюблен в тебя, из-за своей любви он наделал много глупостей.
Я не знаю, что с ним дальше будет. Послушай меня: собери свои вещи, сложи их в сумочку и пойдем вдвоем в его лавку, посмотрим, какие он тебе сделает подарки. Если ты согласна, то посиди с ним часок, побеседуй, а если он тебе не понравится, ты вернешься к себе.
Одним словом, Дале Мохтар наговорила ей с три короба, и жена купца поверила ей и согласилась.
Она надела свое лучшее платье и пошла вслед за Дале Мохтар. По пути Дале Мохтар сказала:
— Дочь моя, не надрывайся, отдай мне твою сумочку, я понесу её.
Жена купца отдала ей сумку.
Они вдвоем пришли в лавку одного молодого торговца тканями.
Лавка была богатая, и в ней было много товаров. Дале Мохтар сказала той женщине:
— Дочь моя, посиди здесь немного.
А сама она подошла к юноше, хозяину лавки, и сказала:
— О юноша, вон там сидит красавица — это моя дочь, вдова одного купца, её муж был очень богат. Она хочет выйти замуж и просит тканей на десять тысяч золотых.
Дале Мохтар взяла у него самых красивых тканей на десять тысяч золотых, сложила их в другую сумку и пошла дальше. Торговец тканями и жена купца шли следом за ней. Все они пришли к лавке стиральщика белья, и Дале Мохтар сказала стиральщику:
— Мы хотим побыть у тебя немного и отдохнуть.
А этот стиральщик очень любил молодого торговца тканями и поэтому ответил:
— Очень хорошо.
Дале Мохтар положила в лавке обе сумки и сказала торговцу тканями:
— Оставайтесь здесь, а я отнесу ткани. Ты не говори этим людям ни слова, я скоро вернусь.
Бедная женщина сидела там и ждала, а в это время стиральщик вдруг сказал Дале Мохтар:
— Я принесу с базара чего-нибудь поесть, ведь этот юноша сегодня — мой гость.
— Хорошо,— ответила Дале Мохтар,— пусть будет так.


Стиральщик ушел за едой, и как раз в это время подъехал гулям (гулям — слуга, раб. В средние века в некоторых мусульманских странах из гулямов набирались особые полки, род дворцовой гвардии, часто игравшие видную политическую роль. Позднее гулямами обычно называли домашних слуг.) верхом на верблюде и спросил:
— Где стиральщик?
— Ты спрашиваешь про моего брата? — спросила Дале Мохтар.
— Да,— ответил гулям.
— Брат пошел стирать кому-то,— сказала Дале Мохтар.— Что тебе нужно?
— Я привез белье для стирки,— сказал гулям.
— Сейчас я пойду к брату,— сказала Дале Мохтар,— давай мне своего верблюда, я нагружу на него еще свои вещи и отвезу всё вместе к нему.


Гулям отдал ей верблюда и похвалил ее за расторопность. Дале Мохтар погрузила на верблюда всё, что было в лавке стиральщика, и сказала гуляму:
— Эй, братец, сними с себя одежду, я и ее постираю заодно и привезу.
Гулям поблагодарил ее, снял все, что было на нем, и отдал ей.
Короче говоря, Дале Мохтар взяла всю одежду из лавки стиральщика, ткани торговца и сумку жены купца, навьючила все на верблюда и ушла.
Спустя час, видя, что она не возвращается, торговец тканями сказал:
— О красавица, где же, твоя мать? Я и так потратил много времени.
А жена купца стала кокетничать с ним и строить ему глазки.
Как раз в это время вернулся стиральщик, и торговец сказал ему:
— О брат мой, где же твоя сестра? Она унесла все мои ткани и не возвращается.
А стиральщик спросил его в свою очередь:
— О брат, где же одежда, которая была в моей лавке?
А та женщина воскликнула:
— А ведь она унесла и мою сумку!
— Она увезла на моем верблюде все вещи! — воскликнул гулям.— Обещала скоро вернуться.
— О женщина,— спросил торговец тканями жену купца,— она — твоя мать?
— Нет,— отвечала она.— Я её даже не знаю.
Гулям воскликнул:
— Эй, стиральщик, где твоя сестра? Она увезла на моем верблюде мои вещи и до сих пор не возвращается.


Тут поднялся шум, все стали требовать кто сестру, кто мать, желая вернуть свое добро.
Наконец стиральщик сказал:
— Если я найду ее, то не сдобровать ей.
И вот стиральщик, торговец тканями и гулям взялись за руки, побежали на базар, стали, громко крича, разыскивать Дале Мохтар.
На другой день Дале Мохтар принарядилась, вышла из дому и отправилась в лавку менялы. Она стала с ним заигрывать, и бедный меняла уже готов был отдать ей свою жизнь. Он умолял ее:
— О возлюбленная, о та, что краше всех на свете! Побудь со мной хоть миг.
Дале Мохтар предложила ему:
— Закрой свою лавку и пойдем ко мне.
Бедный меняла обрадовался, закрыл лавку, забрал с собой все деньги, которые были у него и пошел вслед за Дале Мохтар. Когда прошли часть пути, она сказала:
— О юноша, ты идешь ко мне в гости, мне не пристало ничего просить у тебя. Вот возьми эту монету и купи лепешек, халвы и всяких фруктов, в общем все, что нужно для пира. Ведь ты — мужчина, знаешь торговое дело и знаешь, как покупать.
Меняла взял монету, оставил у Дале Мохтар кошелек с деньгами, а сам пошел по ее поручению. Когда он ушел, Дале Мохтар спрятала кошелек и пошла в другую сторону.
Вернувшись с базара, меняла не нашел Дале Мохтар, понял, что она его обманула, и начал, крича, бить себя в грудь и искать ловкую женщину.
Однажды Дале Мохтар пришла на базар, и её увидел стиральщик. Он схватил ее и поднял крик. Собралась толпа, и тут Дале Мохтар воскликнула:
— О боже, избавь меня от моего негодного сына, который опозорил меня перед всеми людьми на базаре!
Люди пытались успокоить стиральщика, но тот от гнева и возмущения не мог ничего объяснить. Тогда люди схватили его и избили так, что он свалился замертво. А Дале Мохтар приговаривала:
— О мусульмане, этот мой сын сошел с ума. Если вы добрые люди, то успокойте его, он все время обижает меня. Выслушав Дале Мохтар, люди стали стыдить стиральщика.
А Дале Мохтар тем временем собрала все вещи этих людей и, улучив момент, скрылась.


Собравшиеся все еще упрекали стиральщика, потом надели на него цепи, сочтя, что он лишился разума, связали ему руки. Бедный человек кричал: «Я не безумец!» —но они и слушать его не хотели. Потом принесли отвар из горькой травы.
— Выпей,— сказали ему,— это излечивает безумие.
А он только твердил:
— Я не безумец. От такой травы люди умирают.
Но его избили палками и заставили выпить, а он все повторял:
— О Аллах! Что это за напасть! Имущества я лишился и палками меня бьют...
Напрасно он уговаривал толпу:
— О друзья, она не мать мне, она главарь всех воров и обманула сто тысяч человек! — его никто не слушал.
Но когда они увидели, что пропали все их вещи, то поверили, что стиральщик говорит правду, и освободили его.
На другой день Дале Мохтар опять пришла на базар и случайно встретилась с гулямом.
Он хотел было закричать, но она опередила его, говоря:
— Молчи, я сделаю все, чего ты ни захочешь. Забирай или верблюда, или деньги.


— Мой верблюд стоит пятьсот золотых.
— Я предложу тебе четыреста,— сказала Дале Мохтар,— но ты не соглашайся и требуй пятьсот, и тогда я тебе дам пятьсот.
Гулям поверил ей и обрадовался: «Этого верблюда я купил за двести золотых. У меня будет триста золотых прибыли». И он обратился к ней:
— Давай деньги.
— Ступай за мной, получишь свои деньги.
Гулям пошел вместе с Дале Мохтар, и они пришли к месту, где сидел подмастерье цирюльника. Дале Мохтар направилась к нему, а гуляму сказала:
— Ты посиди здесь, а я пойду скажу брату, чтобы он отдал тебе верблюда.
Гулям сел, а Дале Мохтар подошла к цирюльнику, дала ему золотую монету и сказала:
— Ради бога, вырви зуб моему брату! Вот уже несколько дней, как у него болит зуб и он не дает мне покою ни днем ни ночью. Я посылала его вырвать зуб, но он боится и не хочет. Ты сначала найди несколько человек, чтобы держали его. Сколько бы он ни бился, пусть они не отпускают его, а ты тащи зуб, избавь меня от этой беды.
Выслушав жалобы Дале Мохтар, цирюльник посмотрел на гуляма, потом поклонился Дале Мохтар и ответил:
— Хорошо, будет сделано.
А гулям радовался, ничего не подозревая, думая, что ему вернут верблюда.
Цирюльник меж тем привел четырех рослых работников, и те внезапно набросились на гуляма, повалили его на землю, связали ему руки и ноги. Цирюльник взял щипцы и приказал:
— Открой рот, покажи, какой зуб у тебя болит.
Гулям только плакал и кричал, а Дале Мохтар говорила:
— Эй, цирюльник, не обращай внимания, вырви ему верхний зуб.
Гулям от страха плотно сжал челюсти и не мог вымолвить ни слова. Работники старались силой открыть ему рот. На крики сбежались люди, сняли чалмы, халаты, сложили их в лавке цирюльника и стали ему помогать. Цирюльник начал рвать зуб гуляму, а Дале Мохтар, улучив момент, собрала халаты и чалмы и скрылась.


Наконец цирюльнику удалось вырвать несколько верхних и нижних зубов. Бедный гулям, обессилев, повалился на землю, а люди стали спрашивать цирюльника:
— Эй, мастер, где наши халаты и чалмы?
— А где мои инструменты? — спросил в свою очередь цирюльник.
Тут к гуляму вернулся дар речи:
— Эй, вы, насильники, безбожники! Эта женщина украла моего верблюда и привела меня сюда, чтобы уплатить за него. Вы же схватили меня и вырвали мои зубы.
В это время подоспел стиральщик и сказал:
— О друзья, эту женщину зовут Дале Мохтар. Она со мной сыграла шутку еще похуже этого.
Люди были поражены тем, что услышали, а стиральщик сказал гуляму:
— Брат мой, будем действовать сообща, поймаем эту мерзавку и накажем ее как следует.
На другой день Дале Мохтар снова вышла из дому и пошла на базар. Меняла, как только увидел её, сразу узнал и подбежал, чтобы схватить. А Дале Мохтар говорит ему:
— О благородный муж, я пришла на базар, чтобы возместить твои убытки. Мне стыдно за муки, которые я тебе причинила. Пойдём со мной.
Меняла пошел за Дале Мохтар. Вдруг навстречу им попались стиральщик и гулям, они подбежали к Дале Мохтар и вцепились в неё.
— О друзья мои,— сказала им Дале Мохтар,— что с вами случилось?
Пойдемте со мной, и вы получите своё добро или же лишите меня жизни.
— Сначала мы получим свое добро,— сказал гулям,— а потом уж лишим тебя жизни.
— Сначала получите свое добро,— согласилась Дале Мохтар, — а потом делайте все, что хотите.
Дале Мохтар пошла по дороге, а вслед за ней отправились меняла, стиральщик и гулям.

Они дошли до дворца халифа. Дале Мохтар сказала:
— О друзья мои, вы посидите здесь, а я пойду, попрошу халифа вернуть вам ваше добро.
Те трое были поражены,— неужели она знакома с халифом?
Они сели перед воротами халифского дворца и стали ждать.
А Дале Мохтар вошла к халифу, поклонилась, вознесла хвалу и изложила свою просьбу.
— О средоточие вселенной,— сказала она,— я бедная, несчастная женщина, за мной числятся долги, так как я поручилась за своего мужа. Ради бога, помоги мне. У меня есть три невольника, купи их у меня. Один невольник — стиральщик, другой — караванщик,
третий — меняла. Я хочу продать их и уплатить свои долги.
— Где же твои невольники? — спросил халиф.
— Они у ворот твоего дворца,— ответила Дале Мохтар.
Тогда халиф вызвал везира и приказал:
— Ступай посмотри, какие там невольники.
А Дале Мохтар при этом сказала:
— Нет надобности говорить им, что их продают. Вы их только спросите, кто из них стиральщик, кто меняла, а кто караванщик.
Везир вышел из дворца, увидел троих людей и спросил, кто они такие. Они низко поклонились и ответили, думая, что им сейчас вернут их добро. Потом везир вернулся во дворец и доложил халифу:
— Все трое здесь.


Дале Мохтар получила за трех невольников три тысячи динаров, набросила на голову чадру, вошла в покои жены халифа и сказала:
— О повелительница, у меня было много богатств и невольников, но я лишилась всего, и вот привела халифу трех невольников и продала ему, чтобы рассчитаться с долгами. Невольники сидят у ворот, и я боюсь пройти мимо них, так как они начнут плакать и упрашивать меня оставить их у себя. Разреши мне покинуть дворец через твои покои.
— Это все, о чем ты просишь? — спросила жена халифа.
— Еще я прошу тебя дать мне надеть твое драгоценное платье, я надену его, и они не узнают меня, если все-таки увидят.
Жена халифа дала ей свое платье и приказала служанке:
— Проводи её и принеси назад мое платье.


Дале Мохтар покинула жену халифа и важно прошла мимо стиральщика, караванщика и менялы, а они не узнали ее. По дороге Дале Мохтар сказала служанке:
— О красавица, скажи мне, счастлива ты или нет? При твоей красоте тебе нужен красивый юноша, который ласкал бы тебя каждую ночь и веселил бы тебя.
— Все, что ты говоришь, невозможно,— ответила служанка.
— Если ты согласна,— предложила Дале Мохтар,— то я устрою тебе свидание с юношей, который понравится тебе.
— Хорошо,— согласилась служанка.
— Так ступай со мной,— предложила Дале Мохтар,— я выдам тебя за купца, у него нет жены, зато у него много денег.
Бедная служанка тоже попала в сети к Дале Мохтар. Она вошла вслед за ней в какой-то дом, а дом этот принадлежал одному молодому купцу. Он посмотрел на красивую служанку, и ее пленительные локоны поймали его сердце.
Он спросил Дале Мохтар:
— Эй, женщина, ты продаешь эту невольницу?
— Да,— ответила она,— это молодая девушка, мне не пристало держать ее у себя.
— А у меня нет жены,— сказал купец,— если она останется у меня, то будет довольна.
Дале Мохтар продала служанку за полную цену, получила деньги, а на прощание сказала ей:
— Смотри, служи своему хозяину хорошо.
Она дала служанке немного денег и сказала:
— Это тебе. Если он разонравится тебе, то верни ему деньги и иди куда тебе захочется.
После этого Дале Мохтар пошла к себе домой.
А теперь вернемся к халифу. Прошло какое-то время, и он приказал привести новых невольников.
— Не горюйте, невольники! Таков закон этого светлого мира. Теперь вы мои рабы.
— О средоточие вселенной,— сказал стиральщик,— мы пришли, чтобы получить свои деньги, а не для того, чтобы быть твоими рабами.
— Какие такие деньги? — удивился халиф.
Тогда стиральщик, меняла и караванщик рассказали ему о том, как их провела Дале Мохтар.
Халиф был поражен и только промолвил:
— Она ведь назвала вас своими рабами и продала мне.
— Как же нам быть? — спросили меняла, стиральщик и караванщик.
— Ищите ее,— ответил халиф.— Если вам удастся ее поймать, то я знаю, как мне с ней поступить.
Потом халиф пошел в гарем к своей жене, и она стала жаловаться ему:
— Вошла ко мне одна женщина и попросила мое платье. Я отдала ей платье и послала с ней служанку. А она до сих пор не вернулась.
Халиф ударил рукой себя по голове и воскликнул:
— Так она и вас надула!


И он рассказал жене о проделках Дале Мохтар, и они оба были несказанно поражены всем этим.
На другой день Дале Мохтар вышла из дому и увидела стиральщика, менялу и караванщика. Она хотела убежать, но они узнали Дале Мохтар, схватили ее за руки и с бранью повели к халифу.
— Эй, проклятая,— закричал на нее халиф,— когда ты совершала все эти подлые поступки, думала ли ты обо мне?
— Не знаю, о чем идет речь,— сказала Дале Мохтар.
— Ты продала мне этих трех рабов,— сказал ей халиф.
— Слава Аллаху,— возразила она,— да избавит он всех мусульман от клеветы ненавистников.
Короче говоря, халиф велел подвесить ее к виселице и оставить до утра, надеясь, что она сознается и вернет людям их добро.
Дале Мохтар отвезли на окраину города и подвесили на виселице.
Когда настала полночь, в город вошел караван, а с ним ехал какой-то юноша верхом на верблюде. Услышав голоса караванщиков, Дале Мохтар стала громко плакать и молиться:
— О великий Аллах, ты сам знаешь, что за мной нет вины, так помоги же мне в эту ночь!
Юный караванщик услышал ее молитвы и спросил:
— О женщина, чем ты провинилась, за что тебя так жестоко наказали?
— Я добродетельная женщина,— отвечала Дале Мохтар,— а по соседству со мной живет один еврей, он приходил ко мне с несколькими друзьями и пил вино, а в последнюю ночь они хотели изнасиловать меня. Но я, клянусь Аллахом, не далась им, и они вот подвесили меня на виселице. И нет человека, который спас бы меня.
Юноша пожалел её и снял с виселицы.
— О юноша,— сказала она,— пойдем со мной, я дам тебе немного денег.
Караванщик позарился на ее посулы и пошел за ней. Они пришли к мечети, здесь Дале Мохтар предложила ему:
— Привяжи верблюда около мечети, а сам ступай со мной.
Он сошел с верблюда, привязал его, вошел внутрь мечети и видит, что Дале Мохтар ищет что-то в земле.
— О брат,— обратилась она к нему,— у тебя есть нож?
— Да, есть.
— Тогда копай здесь, у меня тут зарыты деньги.


Юноша достал нож и стал копать, а Дале Мохтар, улучив момент, потихоньку вышла из мечети, отвязала верблюда и скрылась.
Юноша копал, копал, ничего не нашел, вышел из мечети и видит, что верблюда давно и след простыл. Пораженный и удивленный, он стал бегать по улице и кричать. На крыше одного дома он увидел человека и спросил:
— Эй, отец, не видел ли верблюда?
-— Сын мой,— ответил старик,— только что здесь проехала на верблюде одна женщина. Кто она такая?
— Не знаю,— ответил юноша.— Знаю только, что она была подвешена на виселице, а я проезжал мимо. Она горько рыдала, говорила, что невиновна. Мне стало жаль ее, и я снял ее с виселицы.
Она пообещала дать мне денег в благодарность за оказанное мной добро и повела меня с собой. Мы пришли в этУ мечеть, она заставила меня копать землю, сама же забрала верблюда и исчезла.
— О сын мой,— сказал старик,— ты лучше скройся. Эту женщину зовут Дале Мохтар, и халиф велел подвесить ее к виселице, чтобы она созналась в преступлениях. А потом её должны были побить камнями, чтобы впредь другим неповадно было так поступать.
Торопись, юноша, беги, если стражники халифа узнают, что ты освободил её, то повесят вместо нее тебя.
Бедный юноша от страха забыл о верблюде и пустился бежать.
На другой день Дале Мохтар вышла из дому и увидела на улице нищего, который считал золотые монеты, перебрасывая их из руки в руку. Догадавшись, что он слепой, она подошла к нему и сказала:
— О человек, что ты сидишь здесь? Ступай к себе домой: дочь ждёт тебя, она сбилась с ног, разыскивая тебя.
— Эй, женщина,— ответил ей слепец,— ты что, спятила?
У меня нет ни жены, ни детей, ты спутала меня с кем-то.
— Зря ты споришь,— возразила ему Дале Мохтар.— Ты не отделаешься от меня такими словами.
Пока они так препирались, к ним подошел какой-то человек. Дале Мохтар стала жаловаться этому ученому мужу:
— О ахунд (ахунд — лицо, получившее духовное образование и имеющее право быть школьным учителем, муллой. Иногда употребляется просто в значении образованного, сведущего человека. В Иране слово это получило распространение не раньше XIV в.), скажи ему, пусть он пойдет к себе домой, его дочь убивается из-за него, а он и слушать не хочет.


И вот бедняга был вынужден отправиться вместе с Дале Мохтар. Когда они вошли в дом, Дале Мохтар сказала своей дочери:
— Вставай, я привела твоего отца.
Девушка поднялась с места, повисла на шее у нищего и стала благодарить бога.
Вскоре слуги принесли для слепца блюдо с разными яствами.
Слуги усердно служили ему. Ему оказывали такие почести, что нищий только удивлялся и думал: «О великий Аллах, в чем же тут дело? Я, простой нищий, стал чуть ли не падишахом». Когда он лег отдохнуть, слуги с него сняли лохмотья, бросили их в сундук,
закрыли его на замок, а ключ отдали слепому и наказали:
— Береги ключ до утра.
А Дале Мохтар не оставляла своих коварных замыслов. Она вошла к старику и сказала:
— Эй, хозяин, твоя дочь уже выросла, ей нужны хорошие наряды, давай пойдем вдвоем в лавку ювелира и купим драгоценные украшения для нашей дочери.
Слепец согласился. Его посадили на арабского коня, а впереди, держа повод в руке, шёл мальчик слуга. Так они прибыли к лавке ювелира. Там было много всяких драгоценных каменьев, золотых и серебряных украшений. Слепой повязал свои глаза желтым платком
и сошел с коня. А Дале Мохтар выбрала самые дорогие украшения на десять тысяч золотых и сказала слепцу:
—- Ты посиди здесь, а я пойду покажу украшения твоей дочери.
Я скоро вернусь.
Слепец кивнул головой в знак согласия, а Дале Мохтар преспокойно отправилась к себе домой. Не успела Дале Мохтар еще уйти с базара, как ювелир спросил слепого:
— О ходжа (ходжа — почетный титул, который давался только гражданским и духовным высокопоставленным лицам: крупным купцам, ведущим заморскую торговлю, министрам из ученого сословия, главам духовных орденов. Титул встречается в Иране с XII в.; в XVIII—XIX вв. в Иране его обычно носили евнухи шахского гарема.), богат ли ты?
— Когда я торговал, то у меня было не более пятисот динаров (динар — название золотой денежной единицы в раннем халифате. В конце X в. золотой динар весил 4,25 г. Как денежная единица золотой динар вышел из употребления в большинстве мусульманских стран в XIII—XIV вв., но в значении счетной единицы слово «динар» употреблялось в Иране и позже. Здесь в сборнике персидских народных рассказов это слово употребляется просто как обозначение золотой монеты. Серебряных динаров не существовало, и упоминание их в рассказах настоящего сборника объясняется неосведомленностью авторов.), а теперь, слава Аллаху, я не знаю счета своим деньгам, ибо всевышний бог отобрал у меня лишнее.


Потом его спросили, сколько лет его дочери.
— В этом году ей пошел четырнадцатый,— ответил слепец — Мы собираемся выдать ее замуж и сыграть свадьбу.
Ювелир обрадовался, а потом вдруг пристал к слепцу:
— А ну живо, выкладывай деньги.
Слепец клялся, что у него нет денег, но ювелир не хотел его и слушать. Собрались люди, стали ругать и бить слепого ногами, а он только кричал:
— О друзья, я не виновен! Теперь я понял, меня, как и вас, ограбила эта женщина. Я нищий слепец, собирал подаяние у себя на улице. И вот вдруг явилась эта дьяволица и заявила, что меня ждет моя дочь. Как я ни пытался отвертеться от нее, она силой потащила меня к себе домой и принимала два дня как падишаха. Она отобрала у меня пятьсот золотых монет и повергла меня в такую беду.
Люди убедились, что слепец говорит правду, и отпустили его.
Сами же они пошли жаловаться к халифу и рассказали ему все, что случилось. Халиф ответил им на это:
— Я не знаю, что делать с женщиной, которая принесла столько зла. Найдите ее, приведите ко мне, я ее накажу.
Спустя несколько дней Дале Мохтар сделала из теста куклу, завернула её, как ребенка, надела свое лучшее платье, вышла из дому и пошла в караван-сарай. А в том караван-сарае один купец Занимал комнату под лавку. Она вошла внутрь, прижав к груди ребенка.
— О хозяин,— обратилась она к купцу,— мне нужна парчовая ткань стоимостью в десять тысяч золотых.
Купец встал, подошел к полке и стал показывать ей самые дорогие ткани. Дале Мохтар дала ребенка подержать какой-то женщине, которая была в лавке. Потом она взяла ткани и ушла, а купец подумал, что она оставила служанку с ребенком и скоро вернется. А та женщина вышла из комнаты будто по надобности, положила осторожно ребенка на пол и скрылась.
Много ли мало времени прошло, но ни хозяйка, ни служанка не вернулись. Купец заподозрил что-то неладное и подошел к ребенку, удивляясь, почему он не плачет. Смотрит, а это, оказывается, кукла из теста. Купец закричал, стал рыдать и рвать на себе волосы.
— Мой дом разорили, я разорен! — кричал он.


На его крики со всех сторон сбежались люди и стали его спрашивать:
— О купец, что с тобой случилось?
— Вот посмотрите, как меня обманули. Хозяйка и служанка оставили здесь ребенка, а он, оказывается, из теста. А сами скрылись, взяв у меня товара на десять тысяч.
Тогда люди отправились к халифу, взяв с собой купца. Халиф пришел в сильный гнев и спросил начальника стражи:
— Что мы можем предпринять?
А у халифа был везир, и он посоветовал:
— О халиф, прикажи объявить, чтобы хватали каждую женщину, которая выйдет из дому.
Когда об этом прослышала Дале Мохтар, она позвала своих мужей и спросила их:
— Ну, друзья, что вы скажете на это? Этот приказ халифа касается меня.
— Нам не сравниться по хитрости с тобой, ты сама знаешь, что тебе предпринять,— ответили ей мужья.
— О друзья мои,— сказала она им,— если я буду еще плутовать, то меня уж наверняка казнят. Я собрала много богатств, мне хватит и на сто лет. Пора мне раскаяться в своих поступках.
Дале Мохтар дала своему второму мужу много денег и сказала:
— Эй, Салем, бери эти деньги и ступай, так как наш брак с тобой незаконный, пусть моим мужем будет Селим.
Салем простился с ними и отправился торговать в дальние страны. А Дале Мохтар и Селим раскаялись в своих проступках и стали жить праведниками.


Вот и весь наш рассказ, пусть он послужит назиданием, чтобы ты, читатель, остерегался хитрости женщин,

Tags: Дале Мохтар, Плутовка из Багдада, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments