AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

О Петре Капице и Льве Ландау

8 июля 1894 года родился Петр Леонидович Капица - совесткий учёный-физик, академик, лауреат Нобелевской премии по физике, основатель и директор Института физических проблем (ИФП) в Москве, один из основателей Московского физико-технического института. дважды Герой Социалистического Труда.


Ниже по случаю небольшой рассказ - случай из жизни, так сказать директора НИИ и его научного сотрудника.


Небольшое пояснение:


Петр Леонидович в 1938 году был директором Института физических проблем академии наук СССР в Москве, в котором в это время и работал Лев Давыдович Ландау, тоже  совесткий учёный - физик-теретик, академик и лауреат Нобелевской премии по физике, правда академиком и лауреатом он стал позже, не в 1938 году )))..



*  *  *


Хэппи энд по-советски

Из воспоминаний Е.Ф. Пуриц

В ночь на 28 апреля 1938 года был арестован Лев Давыдович Ландау или Дай, как его называли и близкие, и далекие знакомые. Взяли, увезли из дома, и он исчез.

Больше года о нем ничего не было известно, и, как писал о своем письме Молотову Петр Леонидович Капица: «Главное, вот уже год по неизвестной причине наука, как советская, так и мировая, лишена головы Ландау».

Я ничего не понимала в науке, которой занимался Дау, — я помню, как он говорил мне с состраданием: «Ведь ты же не знаешь, как устроен мир». Но какая голова у Дау, я видела и понимала очень хорошо. Это было необыкновенно тонкое и совершенное творение, которое с редкой быстротой, глубиной и с абсолютным отсутствием тривиальности могло думать, понимать и четко формулировать.

Когда я, за долгие месяцы заключения Дау, представляла себе, что какой-нибудь орангутанг в образе человека может просто, стукнув папкой, или еще чем-нибудь, уничтожить это уникальное произведение — голову Дау, я ощущала ужас, бессилие и плакала.

Я плакала и в одиночку, и вместе с Соней — сестрой Дау, к которой я часто заходила, чтобы узнать, нет ли хоть каких-нибудь сведений. Сведений не было: был человек и исчез, исчез, как миллионы других, которых не «минул застенок».

Соня, ее муж и Любовь Вениаминовна Ландау (мать Сони и Дау) писали, посылали телеграммы, изобретали разные способы, чтобы узнать хотя бы где, в какой тюрьме, в каком городе находится Дау — Это могла быть Москва, мог быть и Харьков, где Дау работал до переезда в Москву в Институте физических проблем.

Любовь Вениаминовна Ландау была женщиной необыкновенной. Необыкновенными были ее способности к науке; в те далекие времена она окончила женский медицинский институт и была оставлена при кафедре физиологии для научной работы.


Необыкновенной была и её энергия: в начале двадцатых годов, когда в Баку был арестован её муж, она добилась встречи с Кировым, и Киров распорядился об освобождении Д. Л. Ландау, вина которого заключалась в том, что он был главным инженером фирмы Нобеля.

Но освободить мужа ей удалось в сравнительно (о, конечно, сравнительно) «вегетарианское время (выражение Ахматовой), а в тридцать седьмом вся её энергия разбивалась о глухую стену. Никакого ответа ниоткуда, даже о том, где находится её сын, получить не удавалось.

Любовь Вениаминовна придумала, например, вот что, чтобы узнать хоть что-нибудь: заключенным разрешалось передавать некую сумму (пятьдесят рублей) один раз в месяц. И Любовь Вениаминовна решила посылать деньги в московские и харьковские тюрьмы. Она считала, что из тех тюрем, где нет ее сына, деньги вернутся, и не вернутся оттуда, где он сейчас находится. Деньги не вернулись только из харьковской тюрьмы.

Был сделан поспешный вывод, что Дау сидит в узилище в Харькове, Этот вывод был бы, может быть, правильным при любом, даже немецком фашистском строе, но, увы, не у нас. У нас в Харькове кто-то из тюремщиков попросту взял деньги себе, а Дау, как оказалось впоследствии, все тринадцать месяцев заключения провел в Москве на Лубянке.

Соня несколько раз ездила в Москву, добиваясь приема у разных энкеведешных важнючек. В последний раз её принял какой-то довольно важный чин. Соня была красива и привлекательна, и, может быть, поэтому чин разговаривал с ней вполне по-человечески. Он посоветовал ей прекратить хлопоты — они бесполезны, и сказал, что она подвергает напрасной опасности себя, своего мужа и свою маленькую дочь. Соня, которая никогда не употребляла выспренных слов, на этот роз ответила несколько высокомерно: «Я чувствую свою ответственность перед мировой наукой».

Чин сказал ей, чтобы она пришла завтра. Он затребует дело Л. Д. Ландау и посмотрит, что можно предпринять. На другой день он сообщил Соне, что дела найти не удалось, и помочь он ничем не может.

В отчаянии и горе Соня поехала на вокзал, чтобы вернуться в Ленинград. С вокзала она позвонила Капицам, чтобы рассказать все и попрощаться с ними. К телефону подошла Анна Алексеевна — жена Петра Леонидовича. «Немедленно приезжайте к нам», — сказала она. Соня отказалась, сказав, что она устала и измучена, она передала о своем разговоре с энкеведешником и о самых мрачных выводах, которые она из него сделала. И, правда, если уж пропало дело, то что и говорить о человеке? Он, несомненно, погиб.

Но Анна Алексеевна настаивала, она сказала, что Соня не пожалеет, если приедет к ним, больше она ничего не добавила: ведь почти все разговоры были «не телефонными».

И Соня действительно не пожалела о том, что поехала к Капицам. Она узнала, что Петр Леонидович, настойчиво и неутомимо хлопотавший об освобождении Дау и добравшийся в своих хлопотах до самых высших, прямо-таки заоблачных сфер, добился освобождения Дау. Его обещали выпустить через две недели, пока надо передать ему еду и костюм. По-видимому, тюремщикам было понятно, что нельзя сразу после многомесячной обработки показывать человека миру.

И правда, через две недели мне позвонили по телефону и сказали, что «Лев вышел из клетки».

Я почувствовала такое сильное облегчение и радость, каких не испытывала никогда, и заплакала.

Жаль, что людям редко случается плакать от радости!

Tags: Капица, Ландау
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments