AnatTs (sted_ats_02) wrote,
AnatTs
sted_ats_02

Из сборника сказок Остроумова - «Царская дочь и Див»

Сказка из сборника сказок Н. П. Остроумова "Сказки сартов в русском изложении".

Предыдущий пост о сказках из сборника Остроумова здесь.  Начало здесь.

Царская дочь и Див


Жил-был царь, а у него была дочь-красавица. Когда дочь сделалась невестой, царь задумал хитрую загадку: он раскормил блоху до того, что она разрослась и расстолстела, как верблюд царь зарезал блоху, снял с неё кожу и объявил по всему своему царству: кто узнает, чья это кожа, за того он выдаст замуж свою дочь. Все жители его царства собрались во дворец посмотреть, какая такая эта шкура, и женихам хотелось отгадать загадку, чтобы взять за себя замуж красавицу царевну. Царь показал собравшемуся народу удивительную кожу; женихи старались отгадать, чья это кожа, но никто не мог дать царю разгадки... И царь отпустил народ по домам.

После того один царский раб отправился за водой и, когда черпал воду, сказал сам себе: «Глупые! Не догадываются, что шкура снята с блохи?» Под водой жил Див. Он слышал, что сказал раб и на другой же день, под видом бедного паршивого нищего, пришёл во дворец к царю.

Подойдя к воротам дворца, нищий сказал караульным, стоявшим около ворот: «Не выдасть ли за меня царь дочь свою, если я узнаю, чья та шкура, которую он показывал народу?»

Караульные отвечали нищему: «Как ты, паршивый, можешь разгадать, чья эта шкура, когда весь народ не мог этого узнать?» Сказав так, караульные прогнали нищего проч от дворца царского.

Но Див таким образом приходил ещё три раза. Наконец, он надоел слугам, и они доложили царю, что какой-то паршивый оборванец каждый день приходит ко дворцу и говорит, что может узнать, чья эта шкура. Тогда царь приказал привести нищего во дворец.

Слуги ввели во дворец паршивого человека; царь показал ему шкуру и спросил: «Чья эта шкура?»
Паршивый отвечал: «Таксыр! Это шкура блохи».

Царь удивился и рассердился, что такой паршивый оборванец мог отгадать царскую загадку, прнказал выгнать его прочь и не выдал за него свою дочь.

Оборотень-Див ушёл из дворца, но приходил к царю ещё несколько раз с требованием, чтобы царь выдал за него свою дочь, а за отказ угрожал царю большим бедствием. Но царь ни за что не соглашался выдать свою дочь за нищего и паршивого оборванц.

Наконец, Див рассердился и бросил шапку свою вверх. Тотчас небо потемнело, и всё царство было 7 суток покрыто тьмой, как ночью.

Царь и весь народ его очень устрашились. От страха царь, наконец, согласился выдать свою дочь за нищего, если только он сделает всё по-прежнему. Тогда Див бросил шапку на землю, — и сразу во всём царстве сделалось светло, как днём. Царь понял тогда, кто жених его дочери и сказал своей жене, что должен выдать замуж дочь свою за Дива, а иначе всё царство погибнеть ...

Он приказал передать дочери, чтоб она выбрала себе в приданое, что ей самой захочется, а сам обещал выдать ей 40 рабов, 40 рабынь и 40 ослов золота. Мать опечалилась, но делать было нечего: она передала слова царя дочери.

Наконец, прибыл жених за своей невестой. Царевна стала горько плакать и даже не хотела ничего взять для себя из отцова имущества. Но царь и царица уговорили дочь не отказываться от добра, и она, наконец, согласилась и стала выбирать себе лошадей.

В конюшне в это время была одна небольшая лошадь-замухрышка. Она и говорит царевне: «Бери меня и захвати с собою зеркало, гребёнку, соли и калямпур-мунчак (Так называется гвоздика, издающая хороший запах) . Всё это тебе пригодится».

Послушалась царевна и взяла эту лошадь, взяла и то, что лошадь указала. Царь приказал привести 40 рабов, 40 рабынь, 40 ослов золота, простился с дочерью и проводил её с женихом. Они ехали на разных лошадях.

Далеко царевна и Див отъехали от царского дворца. Тогда Див начал есть рабов, рабынь и ослов царевны. Царевна испугалась, но лошадь тихо сказала царевне: «Скажи своему мужу, чтобы он теперь ехал впереди и показывал бы тебе дорогу к себе домой». Царевна сказала Диву, чтобы он ехал впереди. Див послушался.

Наконец, доехали они до одной пещеры. Дивъ зашёл в неё и начал выбрасывать оттуда разные кости. Тогда лошадь сказала царевне: «Видишь... Это — кости разных людей, которых Див в разное время поел. И тебя он тоже съест ... Теперь ударь меня нагайкой посильнее, и я поскачу».

Царевна ударила свою лошадь, и она поскакала с большою быстротой через горы и через долы.

Когда Див вышел из пещеры и увидел, что царевны нет, то стал смотреть по сторонам и заметил, что она уже ускакала далеко. Див рассердился на царевну и стал дуть на небо ...

Вследствие этого, тотчас же пошёл снег и поднялся сильный буран. Буран затруднял путь царевне, а Див гнался за нею.
Когда осталось немного расстояния между царевной и им, то лошадь сказала царевне, чтобы она бросила калампур-мунчак. Царевна бросила калампур-мунчак, и вдруг между Дивом и царевною сделалось расстояние в несколько сот вёрст, и вся эта местность покрылась густыми колючками.

Див остановился, так как не мог пройти чрез колючки и стал кричать царевне, как она здесь проехала. Царевна крикнула ему в ответ, что она снимала с себя всю одежду и тогда только прокатилась по этим колючкам.

Див послушал царевну, снял съ себя всю одежду и нагой покатился по колючкам. Колючки впивались в тело Дива и исцарапали его до крови. Див остановился от боли, а в это время царевна ускакала очень далеко.

Див отдохнул и снова начал было догонять царевну. Тогда лошадь велела царевне выбросить на землю соль. Как только царевна выбросила соль, между Дивом и царевной сделалось расстояние больше прежнего и всё покрылось, песком и солью.

Див опять остановился и закричал царевне: как ты проехала через эти пески и солончаки?

Царевна отвечала, что она по ним прокатилась без одежды. Див снова снял с себя одежду и покатился, как сказала царевна, но этим пескам и солончакам. Песок набивался в расцарапанные места на теле Дива, а соль разъедала раны, и Див испытывал нестерпимую боль, а потому и не мог быстро катиться. Таким образом, пока Див прокатился через обширное пространство песков и солончаков, царевна ускакала еще дальше прежнего.

Измученный Див оделся, отдохнул и опять погнался за царевной и уже начал было догонять её, как лошадь велела царевне выбросить на землю гребёнку. Царевна выбросила гребёнку, и между царевной и Дивом поднялась вдруг громадная гора. Тогда Див начал кричать царевне: какъ ты проехала через эту гору? — Царевна отвечала, что она выдернула у себя два зуба, и один зуб употребила вместо топора, а другой зуб вместо тиши (Тиши — плотничий инструмент сартов, состоящий из продолговатого (3 вершка) и неширокого (1 верш.) лезвия. В тупой конец железки, перпендикулярно к плоскости лезвия, вставляется тонкая рукоятка, длиной в ½ аршина. В работе тиши заменяет маленький русский топор. Примечание Николая Остроумова.) и таким образом сделала отверстие и прошла через это отверстие.

Тогда Див выдернул у себя два зуба и вместо топора и тиши начал делать отверстие сквозь гору. Работа Дива продолжалась очень долго, но пока он прокопал в горе отверстие и прошёл через него, царевна ускакала далеко.

Див пустился в погоню за царевной и когда стал догонять её, лошадь велела царевне бросить на землю зеркало...

Царевна бросила зеркало, и тогда между ними образовалась широкая и быстрая река.

Див остановился и закричал царевне: «Как ты переехала через реку?»

Царевна отвечала Диву, что она привязала себе на шею большой камень и с камнем переплыла через реку.
И Див привязал себе камень и спустился в реку, но тотчас тяжёлый камень потянул Дива на дно реки.

Царевна продолжала ехать к дому своего отца и наконец доехала до одной курганчи (Курганча — буквально означает крепостицу. Так называется у сартов огороженное высокими глинобитными стенами четыреугольное пространство в степи, внутри котораго есть жилье и места для скота и вьючных животных. Чаще всего курганчи строятся на караванном пути и соответствуют русским постоялым дворам вне селения. Примечание Николая Остроумова.). Там она слезла с лошади и отдохнула. Ворота курганчи были заперты, и царевна не посмела войти внутрь. Но скоро из степи возвратился старик-дровосек, хозяин курганчи. Он жил в курганчи со своей старухой и ежедневно собирал по снопу сучьев и продавал их за одну копейку.

Царевна спросила у старика, нельзя ли ей с лошадью поместиться в курганче. Старик отвечал, что он не может никого пустить к себе без позволенья жены, и хотел было идти к жене на двор, но старуха, услыхав разговор за воротами, сама вышла, и царевна обратилась к старухе: «Нельзя ли мне сегодня ночевать у вас? От меня вам польза будет, а вреда никакого вы не получите».

Старуха согласилась, отворила ворота и указала царевне сарай для лошади. Царевна привязала лошадь и сама всю ночь сидела около неё и караулила её. Утром на другой день царевна сидела утомленная на солнце, а затем прилегла и заснула.
В этот день в соседнем лесу, где собирал старик сучья, царь охотился с соколом за птицей. И случилось, что когда царь пустил своего сокола, то сокол не погнался за птицей, а полетел на курганчу, где спала царевна. Царь рассердился на сокола и приказал своему слуге скакать в ту сторону, куда улетел сокол и поймать его. Слуга прискакал к курганче и увидел, что сокол сидит на голове спящей красавицы.

Удивился царский слуга, поскакал обратно к царю и доложил ему,что при виде её красоты чуть не впал в обморок. «Не знаю», — сказал слуга, — «кто она такая — человек или пяри, но я не посмел подступить к ней и снять с её головы сокола». Тогда сам царь, рассерженный, поехал за соколом, но когда увидел красавицу, то упал без чувств ...

В это время царевна—красавица проснулась и убежала в жильё к старухе и научила её так: «Если этот всадник спросит, кто я такая, то отвечайте, что я ваша дочь». Старуха согласилась. Черезъ несколько минут царь очнулся и видит, что красавицы нет. Он подумал, что во сне увидел такую красавицу, и затем отправился к своей палатке, где его дожидались визири и слуги.
Царь подозвал к себе одного визиря и сказал ему: «Поезжай ты в эту курганчу и спроси у хозяина-старика, нет ли у них красавицы и не дочь ли она их».

Визирь приехал в курганчу и спросил у старика и старухи обо всём, как приказал царь. Старик и старуха отвечали: «Эта красавица — наша дочь». Тогда визирь приехал к царю и доложил, что эта красавица — дочь хозяина курганчи.
Царь очень обрадовался и опять послал визиря к старику спросить, не выдаст ли он замуж за царя свою дочь.
Старик и старуха сказали: «Мы обрадованы словами царя, но дочь наша бедная». Визирь вернулся и доложил царю, что сказали старик и старуха. Тогда сам царь отправился в курганчу, взял с собою красавицу-царевну, старика и старуху к себе во дворец и сделал пир на весь мир. Пир продолжался сорок дней. По окончании пира царь женился на красавице, а старика и старуху наградил очень щедро — дал им 40 ослов золота и драгоценных вещей. Старики поблагодарили царя и возвратились в свою курганчу.

Царь жил со своей царицей очень дружелюбно, так что и не расставался с ней. Через несколько времени царица забеременела, и царь был рад. Царь любил охоту и каждый год проводил на охоте восемь или девять месяцев.
И теперь царь собрался на охоту и сказал царице: «Я поеду на охоту, а вы останетесь дома и потому прошу вас, дайте мне вашу лошадь. Царица отвечала согласием, но сама пошла к своей лошади и сказала: «Тебя просит у меня царь, чтобы ехать на охоту. Что мне делать? Я не хотела бы с тобой расставаться». Тогда лошадь отвечала: «Не беспокойся, отдай меня царю; только выдерни у меня из гривы несколько волос и спрячь: «если случится с тобой какое несчастье, ты тогда зажги эти волосы, и я явлюсь к тебе». Царица так и сделала и со слезами на глазах простилась с лошадью.

В то время, когда царь уехал на охоту, Див вышел из реки, где он потонул-было, и задумал отомстить царевне. Долго он ходил по свету, отыскивая царевну и наконец пришёл в то царство, где жила царица, и поступил к царю на мельницу.
Когда царица родила двух сыновей-близнецов, народ обрадовался. Радостную весть о рождении двух сыновей послали с гонцом к царю. Но когда гонец проезжал мимо мельницы, Див догадался об этом и подул на небо ...

Тотчас на небе появились тучи, и пошёл сильный дождь. Див остановил гонца и попросил его зайти от дождя на мельницу и попить чаю, пока пройдетъ гроза. Гонец согласился. Когда стали пить чай, Див всыпал в стакан гонца сонный порошок. Гонец выпил свою чашку и тотчас заснул крепким сном, а Див вынул у гонца из кармана письмо, прочитал его, разорвал, а вместо того написал другое письмо, в котором извещал царя, что царица родила кошку и собаку, запечатал это письмо и положил его в карман гонцу. Затем Див снова подул на небо, — и дождь перестал, небо прочистилось и засияло солнце. Тогда Див разбудил гонца и проводил его к царю.

Приехал гонец к царю и передал ему письмо. Царь прочитал письмо, опечалился и пожалель жену. В ответ он написал в свой дворец, что если она родила кошку и собаку, то не нужно тревожить царицу до его приезда. Это письмо тот же гонец повез во дворец. Когда он проезжал мимо мельницы, Див подул на небо и пошёл сильный снег. Див вышел из мельницы и попросил гонца к себе переждать непогоду. Тот остановился и опять Див всыпал гонцу в чашку сонный порошок. Гонец выпил свою чашку и крепко заснул. Тогда Дивъ взял письмо царя, прочитал его, порвал, а сам написал письмо такого содержания:
«Возьмите мою жену и детей, посадите задом на перед на чёрного осла, намажьте им лицо сажей и так отправьте их из дворца, куда пойдёт осёл; а если вы не исполните этого, тогда я весь город расстреляю».

Народ согласился исполнить приказание своего царя. В это время Див обратился в чёрного осла и проходил мимо дворца. Народ, увидя чёрного осла, остановил его, посадил на него царицу с детьми, как было приказано царём, и таким образом Див увёз царицу за несколько сот вёрст и на берегу реки остановился. Здесь он преобратился в человека и сказал царице:
«Ну, что ты теперь будешь делать, паршивая? (Выражение „паршивый" (каль) считается у сартов очень обидным. Примечание Николая Остроумова.) Сколько горя я потерпел через тебя! Теперь я съем твоих детей».

Тогда царица отвечала: «Если ты хочешь съесть моих детей, то их нужно съесть, как следует, то есть: сначала ты найди дров, приготовь из мяса детей шашлык, а потом уже съешь».

Тогда Див пошёл собирать топливо в поле, а царица в это время зажгла волосы, выдернутые изъ гривы своей лошади. Тотчас лошадь явилась перед ней и сказала: «Теперь я начну бороться с Дивом, мы бросимся с ним в реку, а ты смотри, если появится на поверхности воды кровяная пена, тогда тебе плохо будет, а если появится белая пена, ты будешь спасена навсегда».

Возвратился Див с дровами, увидел около царицы лошадь и схватился с нею. Долго дралась лошадь с Дивом и, наконец, упали они в реку. Царица стала смотреть на воду и через несколько времени заметила на поверхности реки кровь. Царица испугалась и упала в обморок, но скоро на воде показалась белая пена. Царица обрадовалась этому и ждала, что будет дальше. Через несколько времени лошадь выплыла из воды и говорит: «Теперь ты спасена навсегда. Я задушила Дива. Теперь зарежь меня, потом брось голову мою в сторону, ноги расставь на четыре стороны, мои внутренности разбросай по сторонам, а под рёбра сядь со своими ребятами».

Царица отвечала: «Не могу и не желаю сделать это; я никогда не расстанусь с тобой». Но лошадь сказала: «нельзя; так надо сделать, как я говорю».

Тогда царица исполнила всё, что говорила лошадь: она бросила голову лошади в сторону, ноги поставила по сторонам, потроха разбросала, а под рёбра села сама с детьми. Тогда из ног выросли золотые тополя с изумрудными листьями, из потрохов — селения, поля, луга, из ребр — золотой дворец, а из головы заструился быстрый ручей. Одним словом, вся эта местность сделалась настоящим раем. Здесь царица и поселилась. Дети её выросли уже очень большими и стали ходить в школу.

Но мы вернемся назад. Когда царь прибыл домой и не нашёл царицу с детьми, то рассердился на народ, перестрелял всех жителей, а сам сделался почти сумасшедшим. С тоски от одиночества он, под видом дервиша, отправился разыскивать свою жену.

Ходил он много лет и наконец пришёл в ту местность, где жила царица с детьми, и залюбовался красотой того места... В то же время служанка царицы вышла за водой к ключу. Царь подошёл к ней и спросил: «Кто здесь живёт?» Служанка отвечала, что здесь живёт вдова-царица с двумя сыновьями.

Царь подумал про себя: не моя ли это жена? Он снял с руки перстень, подаренный ему царицей, незаметно пустил его в кувшин с водой и сказал служанке: «Когда ты будешь подавать царице воду умываться, то сначала лей по-немногу, а когда она скажет тебе, чтобы ты лила как следует, тогда ты вылей остальную воду вдруг».

В это время дети пришли к царице и сказали, что около ручья сидит какой-то дервиш и что ему надо что-нибудь подать. Служанка пришла и стала подавать царице умываться. Она сделала так, как ей сказал дервиш. Тогда царица спросила: кто там сидитъ? И послала служанку позвать к себе этого дервиша. Когда служанка пошла за дервишем, царица отворила дверь и узнала, что это её муж. И дервиш узнал царицу. Тогда они бросились друг другу в объятия и стали продолжать в этом новом месте свою жизнь счастливо и радостно.
(Сказка записана Ибн-Ямин-Беком, сыном последнего Кокандского Хана Худаяра, со слов своей матери).


*  *  *
Сравните со сказкой "Царь-самодур и его дочь" из сборника "Узбекские народные сказки".
Tags: #сказки, Узбекистан, книга, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments